Славянское население в Албании
А. Селищев
 

V. Черты славянской речи в Албании

__2__

Плавные ł, l, l'. Изменение в албанской среде ł > l > l', l' > j (в. албанской и аромунской среде). l' после губного согласного. 301—304.
    Плавные r, r'. 304—305.
    n' > jn после гласного, как в Македонии: von'a > vojna. 305.
    ch. Наличие и утрата ch. ch > f в конце слова. 305—306.
    v. vn > mn. 306—307.
    kl, gl; rn, ln. Изменение этих сочетаний в албанской среде. 307—309
    Ударение. 309—311.
    Главнейшие черты форм по говорам села Бобоштицы (в районе Корчи) и сел соседнего Костурского района.
    Система склонения такая же, как в болгарском языке. 312.
    Местоимения. 312.
    Членные формы. Членная форма во множ. ч. муж. и жен. р. оканчивается на -ти. 312—313.
    Глагольные формы. 313—314.
    Утрата инфинитива. 314.
    Наречие туку — „только", кaj: каj тебе — „к тебе".
    Образцы по говору сел Бобоштицы, Лабаницы, Косенца, Нестрама. 314—316.
    Общая характеристика языковых черт. Принадлежность их языковой группе болгарской. 316—318.

    Черты говора тех славянских групп, которые находились в Скадрском районе и в немногих местах к северу от Дрина, принадлежали группе сербской. 318.
    В Скадрском районе представлены были и некоторые черты болгарской группы. 318—319.

    Изменение славянских слов в албанской среде. 319—326.


l', ł.

l'. Славянские топографические названия и славянские слова, перешедшие в албанскую среду, показывают, что у славян Албании был мягкий плавный l'. Позднее в ряде пунктов он изменился в j в связи с албанской фонетикой. Это изменение не давнее. Еще в ХV-м в. на северо-западе, в Скадрском районе, в славянских названиях сохранялся l'. Таким указанием мы располагаем по отношению к селу Любани: в Скадрском кадастре 1416 г. оно названо L u b a n i. Гловарем этого села был Medo Luban. Несколько домов этого рода находилось тут. Они были в это время уже албанцами: G i n  Lubani, Nicola Lubani quondam  G h i n. Другие дома этого села были также албанские: Petro Grampsi, Todaro Progano и др. Позднее это село стало называться  J u b a n i (1b). От XV в. имеется подобное же указание по отношению к местности по левую сторону реки Бояны: эта местность называлась тогда  V e l i p o l' e (Vilipolje) [42]. Теперь она называется Велипоя (2а). Изменение l'>j произошло и в следующих названиях: Юб < Л'уб (1b), Юба < Л'уба (3а), Юбица < Л'убица (1а), Пустопоя < Пустопол'е (1b); Жея < Жел'а (2b), Пояни < Пол'ан- (4а); l > j в названии этого пункта могло произойти в  а р о м у н с к о й  среде; кроме албанцев, тут с какого-то времени живут влахи; об этом пункте см. в отделе о топограф. названиях); Пояни также в районе Корчи; но там есть и Полена < Пол'ана (4d); Уяник < Ул'аник (4с), Топоян, -и, -а < Топол'ан (2d, 2с, 4b, 5с).

Но в течение долгого времени вместе со славянской речью держались и слова с l' в разных местностях Албании,

302 

главным образом к югу от Шкумби, где преимущественно и наводились славянские поселения. В некоторых из местностей средней и южной Албании албанизация произошла совсем недавно: l' не изменился в новой, албанской среде. — Любачево (1d), Любеши (4с), Любаня (5b), Любоня, Либовша < Любовша (4b), Либовник < Любовник (4d), Доляна (6d). Поляна (5b), Полен < Поляна (4d), Заваляни (5с), Бучкополе (5с-d), Стрегополе (5с), Москополе (4d), Вогополе (4b).

В заимствованных словах отражается то же явление: в позднейших заимствованиях l' сохраняется, в более ранних находится j. — l'ubíís — слав. л'уб[ити], l'ubetsitsε („фиалка") — слав. л'убичица, pol'ák — poják — слав. пол'ак — „полевой сторож", vol[ε] — слав. вол'а. Более ранее заимствование — nevojε — слав. невол'а (см. в отделе о заимствованных словах замечания, относящиеся к социальным явлениям).

На основании указанных фактов следует полагать, что в славянскую речь в Албании манера l' > j не проникла.
 

l' после губного согласного (l'-epentheticum). Несомненных примеров, относящихся сюда, мы не имеем. Дивяка (3а-b). Сравн. словинское divják. Жабяк (3b). Сравн.3 пункта с названием Žabjak в Мариборской области, Žabjak — у хорватов в Беловарском срезе. Дупяк (2с) — так же образовано, как и Жабяк. Дупья (3b) вм. Дупjе из Дупьjе. Годивъя (3с). Сравн. Годиве в Охридском крае и Годивле в Прилепском: вероятно, восходят к образованиям с разными суффиксальными элементами: *godivьje, *godivьl'e (сравн. церк.-слав. слово с таким же суффиксом обидьльЛимян (2с), Боровян (2с), Врбян (2d), Голо-Врбян (5d), Грабян[и] (4а), Совян[и] (4d), Грибян[и] (6d) могут представлять позднейшее образование, с суффиксом '-ан. Несомненно позднего происхождения такие образования с суффиксом -ан: Рупани (4b), Рибани (4b), Жабани (4с), Нивани (5с). Сравн. подобные образования: Гогол-ан-и (4b), Двор-ан-и (4d), Гор-ан-и (4с), Гар-ан-и (4b) и др. Здесь не было фонетического отвердения р: сравн. Горян (4b), Загоряни (6d), Подгоряни (6d).

Возможно допустить, что в некоторых из указанных выше названий было некогда l-epentheticum. Может быть, такого происхождения  l' находилось в именах: Врбл'ане (сравн. в сербской области Врбљана — в Мостарском и Бихачском рай-

303 

онах, но в Македонии Врбяни — в Прилепском, Галичском и Охридском районах); Лимл'ане (срав. село  Л и м л  н и  в Барском районе, упомянутое в грамоте краля Милутина в конце XIII в.; Н о в а к о в и ћ, Закон. споменици, 580; позднее в связи с общим процессом изменения сочетания — губной согл. + l' — в — губной согл. + j —, процессом, пережитым говорами в Черногории и в Боке [43], указанное село стало называться Лим-jани). Утрата же l' в „Врбл'ани", „Лимл'ани" на востоке и юго-востоке Албании происходила в связи с общеболгарским процессом утраты l' после губного согласного не в начале слова.
 

Губной согл. + l в начале слова. Только в одном пункте на сев.-западе, где славянских поселений было весьма немного, оказался одинокий поселок Плѣш(ь) (3с). Он там рано подвергся албанизации. В албанской среде pl- изменилось в рj-: Pješ[i]. (Сравн. в албанском pjek из plekō — „встречаю"; ср. греч. πλέκω, лат. plecto). В других местах Плѣш- не подверглась такому изменению. Плешъя в Задриме, Плешина —Плеш (4b), Плешишта (4с), Плешевица (5b, - гора). Как видно, в речи славян Албании процесс изменения — губн. согл. + l- в начале слова не действовал.
 

ł. В славянских говорах Албании находился ł в тех же положениях, в которых был издавна. С таким ł славяне вошли и в албанскую среду. Сравн. такую передачу в албанских указателях и описаниях: Bellovoda т. е. Bełovoda в районе Корчи (Bełovóda у Bourcart'а, Aрхив за арб. старину, II, 1,120), Llёnga (łъnga, — 4с), Gllava т. е. Głava в районе Тепелена, Vllahova в районе Дельвина, Dewóll т. е. Dewół в описании Ekrem'а Bei Vlora (Aus Berat, 112). См. еще в описании и на карте Louis: Sohodoll (Суходол), Golobёrda.

ł находится и в заимствованных словах: vłahinikε — „Валахия", vłak — „сеть", siłε, stoł, okoł, łopatε и др.

На некоторых славянских словах, перешедших в албанскую среду, отразилось влияние албанской фонетики этой среды: славянское ł перед гласным стало передаваться в некоторых словах посредством среднего l или l, близкого к l'. — kulátš (в средней Албании и в Калабрии) — kul'átš — колач;

304 

gamul'ε — magul'ε — могыла, lopát[ε] (средняя Албания) — l'opatε (в других краях) — με λοπάτατ (Тетраглосс. Даниила) — лопата; село Lopati к югу от Эльбасана, в округе Шпата (4с); lubnitsε (в словаре Rossi) — l'ubenitsε (гег.) — лубеница („Wassermelone"); pol'ε — полá („Rand, Schooss"), l'og[ε] — лѫгъ.

l' и в конце слова: sokol' — сокол, rasój < rasol' — рассол.

Различие в замене славянского ł указывает на разное время проникновения в албанскую среду этих слов: в более ранних заимствованиях находится l—l', в более поздних — ł. К более позднему времени относится и албанизация славянских пунктов: их названия представляют ł.
 

Перед гласным переднего ряда произносился славянами в Албании повидимому средний l. Липа (5с), Голик (3d), Долина (4b), Калениште (2а), Железани-Жележани (4b) и др.

l'ub-. В славянских говорах Албании, как и в прочих болгарских, было l'ub- и lib- < l'ub-. Любаня (5b), Любоня (5d), Любеши (4с), Любичево (1d), Люб > Юб (см. выше); Либовник (4а), Либовша (4а).
 

r, r'.

В славянских говорах Албании были плавные r твердый и r мягкий. Последний представлял собою продолжателя давнего r' (из *r' < *rj). — Горян (4b), Подгоряни (5с, 6d), Загоряни (6d), Сиряни (5d), Куряни (4b). Фонетического отвердения r' перед гласным у славян Албании не происходило. Такие названия как Дворани (4d), Горани (4b, 4с) представляют собою позднейшее образование, как на это указано было выше (Двор-ан, Гор-ан).

Твердый r вместо мягкого r' находится  в  к о н ц е  заимствованных слове: g'obar — глобар'ь, pεndar — podar, kertšmar. Слово g'obar — одно из ранних заимствований, как указывает результат албанского изменения gł > g'. Обстоятельства появления твердого r в этом слове не вполне ясны. Первоначально это слово относилось к одному из лиц славянской  а д м и н и с т р а ц и и. Возможно, что оно пошло от  с е р б с к о й  администрации. В таком случае это слово уже ранее усвоения его албанцами имело твердый плавный r. Возможно полагать и иначе: мягкий r' отвердел в албанской среде. Не ясно происхождение r в суффиксе ar и других слов. В  к о н ц е  слова

305 

r' > r могло произойти в местной славянской среде. Но могло на этом изменении отразиться и албанское воздействие, — влияние многочисленных албанских слов с суффиксами -tār, -ār. Несомненный албанский элемент представлен в слове štraztár — слав. стражар'[ь].
 

n'.

В Бератской области, между Деволом и Осумом, употребляется сочетание vojna tε mira — „ароматы". Здесь vojna является заменой славянского vojna < von'a. Изменение von'a > vojna не представляет собою албанского явления. У албанцев n' > j: ftóń > ftój, kεrkóń > kεrkój... Изменение же -n'a > -jna — процесс славянской фонетики. Такой же процесс происходил в говорах Македонии: имаjне, играjне, коjн и и др.: см. в „Очеркахъ по макед. дiалектологiи", I, стр. 76—77.
 

ch.

Говоры славян Албании имели в течение долгого времени согласный ch (χ). С этим согласным перешли к албанцам некоторые славянские слова. — stréhe — стрѣха, lehe — лѣха, vrāh — врах („пласт снопов для молотьбы"), habítun — „разорять", „уничтожать", „удивлять" — слав. хабити.

Согласный ch имели славяне в своей славянской речи до поры полной своей албанизации. Названия их сел и местностей с ch (χ) свидетельствуют об этом. — Яруха (4а), Суха (5с), Суха Гора (4с), Влахи, (5d), Метох (4b).

В некоторых местностях ко времени албанизации или позднее произошла утрата ch (h). — Обот[и] (2а) вм. Хобот[и], Вечан (3с), Реовица (5с; на карте Реховица); Влаина (5b, — речка и село), Раштани вм. Храштани (3а, 4с), Ладова вм. Хладова (4b, — долина), Ондишта вм. Хондишта, Ходуништа (4с); Лябово вм. Хлѣбово (5с, — 2 пункта). С ch передавались некоторые из этих названий до недавнего времени: Вехчан, Хондишта.

В Корчанской Бобошчице и далее на востоке в с. Лобанице и в других костурских селах х утрачено. — да (1. ед. Боб.), ди (3. ед. Лоб.), диш, намриме, нарендúе (Нестрам), ойдóме, избараме (Жужелци).

В конце слова некоторые славянские слова у албанцев представляют f вм. ch, — duf, озеро Търбýф (4b, — на карте

306 

Тербуф). Такое же изменение ch (h) представлено в турецком слове bofče — „передник" (тур. bogča — „узел", „большой платок"). Изменение ch (h) > f могло произойти в языке славян. Сравн. такое же изменение, — изменение позднего времени —, в Македонии [44]. Но и в албанской среде мог появиться f вм. ch (h): в албанских говорах находится или h или v < h в конце слова и перед согласным: šoh — šof, ńoh — ńof, i lehtε — i leftε [45]. Албанского происхождения f вместо ch в заимствованном слове fład — fl'ad — „хлад".

Суха Гора (5b-с, — горная местность). Сравн. Сук — Горица (5с). Сука вместо Суха под влиянием албанского имени suka — „холм", „вершина". В Албании и восточной Черногории много горных пунктов названо Suka или сочетанием этого имени с другим словом. Suka, Suka e Pukeε и др. (Албания), Сук Грудски, Сука Магрива (Черногория), Сука — название мыса у Ульциня.
 

v.

У славян Албании сохранялся согласный v между гласных звуков. Ни топографические названия, ни заимствованные слова не обнаруживают утраты v (). — Неправишта (5с), Половина (4b), Посновишта (4с), Деволи (4b-с). Сравн. тут v между a-i, o-i, e-o. Заимствованные слова: motovil'ε, morovitsε, guvemε („говор"), bravε, kovε, kovátš. В сочетании patkúa — paktúa („подкова") утрачено v в албанской среде. Сочетания с v указывают на позднее вхождение этих названий в албанскую среду. Еще позднее обалбанились некоторые славянские пункты на востоке, между верхним Шкумби и Охридским озером и в бассейне Черного Дрина. Там славяне переживали сообща со своими сородичами в соседних краях Македонии следующий процесс позднего времени: утрату v (или ) между гласными. Лангаица < Лангаца (3а), Деолани (2с).

vn. Как показано в III-м отделе, албанцы называют сеновал славянским заимствованным словом plēme — слав. племна — племн'а < плѣвьн'а. На то, что у славян Албании произошло изменение vn > mn, указывает такое топографическое название на юге, в Артском округе: Рáмна вм. Равня.

307 

Такой же процесс пережит  в с е м и  говорами Македонии и многими говорами Болгарии. Несколько примеров из говоров областей, ближайших к Албании: плмна, глáмна, рáмно, одáмна (Костурский и Охридский края). В албанском же языке сочетание vn > n: сравн. передачу славянских слов głavn'a (głavnik), borovnica: алб. głanik — gl'anik, borovicə. Процесс замены славянского сочетания vn посредством n в албанской среде происходит и в наше время. Сравн. варианты в названии села к юго-западу от Малик-озера: Либовник—Либоник.
 

kl, gl; rn, ln.

На юге, в Чамери, и у албанцев на юге Италии имеются сочетания kl, gl. В прочих албанских областях kl, gl подверглись изменению: у тосков kl > k', gl > g', у гегов — kj, gj, k', g' - с дальнейшим изменением. Этот процесс отразился и на некоторых славянских заимствованиях. — k'ütš — кл'уч, sk'ok-a („наседка") — клока (клочка), g'óbε — глоба, g'obar — глобарь. На топографических названиях албанский процесс изменения kl, gl отразился только в следующих местах.

К югу от Валоны находится село Гьомбочари — Гюмбочари (Γιομποτζάρι — Gjumbočar[i] — Gümbočar[i], — 5b). Это замена более раннего славянского названия Гломбочани < Глѫбочани. Село с таким же названием находится на юго-западе Ресенского края, — болгарское село Гломбочани. Как видно, судьба ѫ была одинакова в славянских говорах нижней Преспы и юга Албании. Сравн. названия в сербских областях: Дубачани (2 пункта в Мостарской и 1 пункт в Бихачской областях).

На юге, 5b, в названии двух небольших возвышенностей: СкивовикШкивовик. В том же районе находится село Гьомбочари < Глѫбочани. Название Скивовик представляет собою замену более раннего Скливовик: сравн. такое именно сочетание (Склив-) в названии села Скливани на юге, в нахии Цараковиста или Лака Сули к юго-западу от Янины. Сравн. в IV-м отделе, в пункте о топографических названиях в связи с флорой. Сочетание же skl появилось вместо славянского sl. Так передавалось славянское sl в иноязычной среде на юге и на юго-западе Балканского полуострова. Сравн. передачу названия „словѣн" и их области: Σκλαυηνοί, Σκλάβοι, Σκλαυηνία (в греческих документах), Sclaveni, Sclavi (в латинских), škja

308 

(škjeji) (название славян у албанцев и у румын). Сравн. также славянские топографические названия в Греции: Σκλῆβα — слав. Слива, Σκλάταινα — слав. Слатина, Μάσκλινα — слав. Маслина [46]. Итак, слав. Слив-[овик] передан был посредством Склив-[овик] — Ск'ив-[овик] — Шк'ив-[овик].

Другое название, в которым, может быть, отражается процесс gl > gj (g'), — это название южного притока Семени — Яница — Г'аница: Главница > Гл'аница > Г'аница > Jаница (Jаniсə) (см. в IV-м отд. о славянской Главнице — Главенице).

Славянские слова, на которых отразилось албанское изменение kl, gl > k', g', представляют собою слова, проникшие в албанскую среду раньше, чем большинство других слов. На словах более позднего заимствования и на топографических названиях других пунктов, кроме вышеуказанных, процесс kl, gl > k', g' не отразился. — kl'opaškε — kl'opaskε — („засов у дверей") — клопачка, kl'ütš, kl'itš — кл'уч, gl'ofke („полость", „дыра") — глоб-[ка]; сравн. болгар. глоб — „глазная впадина"; gline — gl'ine — глина. kletškε — клечка. Как видно, kł, gł (перед гласным заднего реда), изменились в албанской среде в kl', gl'. Но на топографических названиях и это изменение не отразилось, — т. е.  а л б а н и з а ц и я  э т и х  п у н к т о в  —  я в л е н и е  с о в с е м  н е д а в н е г о  в р е м е н и. — Głava (5b). Глина (2b, — речка, 5d, 6с), Клисура (5с). Не произошло и изменения sl в skl: Сланица (4b), Слатина (2с, 3с, 5d), Слатино (5с), Словьен (4b).
 

Такое же указательное значение представляют имена с rn. — Грнчаре (1d), Грнец (5b), Трнова (5d), Трница (2d), Велитрна (4d), Чернене (2с), Чернева (2с), Черне (4d), Черник (4d), Мали Черника (3с), Жарнец (4b). В албанском же языке rn > : алб. baε — сравн. греч. ϕερνή, алб. fuε вм. латин. furnus, алб. fe — вм. италь. inferno и др. Итак, славянские названия с rn вошли в албанскую среду тогда, когда сочетание rn было терпимо в фонетической системе языка этой среды, т. е. албанизация указанных пунктов произошла позднее процесса rn >. А процесс этот был весьма длителен: он действовал еще после XVI в. Указание на это представляет судьба названия "Томорница" к востоку от Берата (4с). В хро-

309 

нике Музаки (XVI в.) эта местность, где было значительно тогда славянское население, называлась T o m o r n i z a [47]. Позднее она стала называться Томорица. Следовательно, только после XVI в. отразилось албанское воздействие на некоторых славянских пунктах Томорницы > Томорицы. Вероятно, к этому же периоду относится албанизация и следующих пунктов, названия которых представляют результат албанского воздействия: rn > : Грчари (1b), Черъян (2с), Черевода (4с), Черава (4d); последний пункт сохраняет еще и прежний славянский звуковой вид названия: Чърнова (Чернова). Из славянских аппеллятивных имен: gaáč, gεáč, gεéc („разбитый горшок", „черепок") — слав. грнец; goic,-a - горница („дикорастущее грушевое дерево, груша").

Итак, албанизация пунктов, в названии которых находится группа rn, произошла совсем в недавнее время, может быть, в конце ХVIII-го в. — в ХIХ-м веке, во всяком случае позднее XVII в.
 

В числе славянских топографических названий есть Вила (2с — 2 пункта, 3b, 4с). Как было отмечено выше, некоторые из этих пунктов назывались раньше Вильна > Вилна (см. в отделе о топогр. названиях). У албанцев действовал до самого последнего времени процесс ln > l. О такой длительности этого процесса судим по тому, что еще в конце XIX в. один из нынешних пунктов Вила назывался Вилна (2с). На юге, к западу от Грамоса, находится село Селница (5d). Как видно, тут еще сохраняется сочетание ln.

Полагаем, что в период, когда держалась еще в Албании славянская речь, сочетания vl, gl, rn, ln не подвергались изменению в этой речи.
 

Ударение.

Для суждения о месте акцента в славянских топографических названиях мы имеем мало материала: эти названия обычно указываются без ударения. Но в описаниях Албании и в списке Bourcart'а встречаются и акцептованные передачи их. На основании имеющихся данных можно отметить следующее по отношению к акценту в славянских топографических названиях.

310 

Акцент находится на предпоследнем слоге в именах жен. р. на ε (-а) и на последнем в именах муж. р. Албанские суффиксы и членные элементы (-i, -u) не влияют на передвижку акцента: он остается на том же слоге, что и в основной и нечленной форме. Итак:

а) Водца (4с), Томорца (4с), Горца (4с), Дебренóва (4с), Капинóва (4с), Петóва (4b), Дреновца (4b), Ягодна (4b). Сушца-Шушца (5b), Селенца (5b), Mali Čermeníkese (3с), Mali Mbelíštese (3с).

b) Градéц (4с), Манастирéц Гора (4d), Булгарéц (4а), Лесковéц (5с), Вртóп[и] (4с), Добрéн[и] (4с), Новáн[и] (4с), Томóр (4с), Prój Rasník[ut] (4с), Черешнúк (4а), Трбýф (4b), Трбáч (5b), Лясковк (5d.).

В одних из этих слов акцент находится на прежнем слоге: Черменúка, Водúца, Горúца, Вртóп, Трбáч, Лясковúк. В других акцент на предпоследнем или на последнем слоге появился под влиянием акцентной системы албанского языка. Капинóва вм. Капúнова, Дебренóва, Петóва, Градéц вм. Грáдец, Лесковéц вм. Лéсковец. Полагаем, что такое утверждение акцента на предпоследнем слоге в именах на -а и на последнем в именах муж. рода произошло в албанской среде. В то время, когда славянская речь держалась в обиходе, акцент не был прикреплен к предпоследнему и последнему слогу. Указание на это представляют топографические названия с акцентом на 3-м слоге. Такие названия находятся 1) на западе, в бассейне Яницы и в Музакье, 2) на юге, в районе Аргирокастро, 3) на юго-востоке, к западу и юго-западу от Охридского озера, в Опаре, в районе Москополя.

1) ница (4b), Рóсковец-Рéсковец (4b), Пóяни (4 а). Сохранено ударение и на 4-м слоге: Рáдостина (4b).

2) Лбово (5с).

3) Манáстирец-Мокра (3d), Гóрица (4d), Пóградец (4d) (Weigand) — Погрáдец (Bourcart), Прóздовец-Брóздовец (4с) (Weigand) — Броздовéц (Bourcart), Лéскова-Лескóва (4с) (Bourcart), Нвица (5b) (Hahn) — Нивц[а] (Vlora), Шписка (4d) (Weigand) — Шпска (в других указателях).

Как видно, в некоторых названиях акцент входит только  в  п о с л е д н и е   г о д ы  в обычную албанскую систему, — на предпоследнем слоге в именах на -а и на последнем слоге в именах муж. р.: Лéскова — Лескóва, Нвица-Нивца, Брóздо-

311 

вец-Броздовéц. С акцентом на предпоследнем слоге в именах на -а произносятся в южной Албании самые недавние заимствования. Так, в 60-х гг. XIX в. в Янину ввозили русскую красную кожу — телтину (телтина). Она тут находила большой спрос и называлась русским словом, но с акцентом на предпоследнем слоге: телятúна[48].

В некоторых славянских говорах на юговостоке акцент закрепился за предпоследним слогом в словах многосложных. Так в говоре села Бобошчицы около Корчи: Трпо, Тмко, jзик, чло, жна, капна, Бобошчца, jаранбца, зентви. В записи Ст. Новаковича дано несколько примеров с ударением на 3-м или на 4-м слоге; но в таких примерах показана на предпоследнем слоге долгота (побочное, а может быть основное ударение?). — Никòлца, варвàрца, гòвендри, пòнедлник [49]. Ту же акцентную систему представляют говоры недалекого Костурского края [50].
 

Формы.

Некоторые  с у ф ф и к с ы  в топографических именах были отмечены выше, в отделе группировки этих имен.

Других морфологических указаний славянская топонимия Албании не представляет. Можно бы судить о формах славянской речи на юго-востоке Албании по говору корчанских сел Дреново и Бобошчица. К моему прискорбию, мои старания получить из этих сел некоторые сведения о говоре их не увенчались успехом. Ограничусь поэтому указаниями, какие можно извлечь из немногих примеров, сообщенных Ст. Новаковичем по говору лица из Бобошчицы (Archiv f. sl. Phil., XV, 43—46). К этому присоединю также немногие примеры из пограничного болгарского села Лабаница в соседнем Биглиштском районе: говор этого села, поскольку можно судить по двум коротеньким песням, напечатанным в VI томе „Изв. на Народ. Енограф. Музей въ София" (стр. 116—117), одинаков с говором Бобошчицы. Близки к говору Бобошчицы и к лингви-

312 

стическим чертам славянская топонимии Албании и говоры южных и западных сел Костурского края. Сообщим немногие примеры, относящиеся к говору сёл: Косенец (К; „Браство", XXII, 1928, стр. 113), Нестрам (Н; „Макед. Прегледъ", 1, кн. 4, стр. 93-94, V, кн. 3, стр. 95-100, V, кн. 4, стр. 109-112), Стенско (С.; „Новини", I, № 5), Жужелци (Ж.; „Мак. Пр.", указанные выше книги).

И м е н а.  У т р а т а  падежных окончаний. — по вода (Б. = Бобошч.), за вода, по дворви (Л. = Лобан.), на вода, от мойти грандушки (К. == Кос.), со слзите (Ж. — Жуж.).

М н о ж.  ч. Жен. р. -и: жни (Б.).
                    Муж. р. -и: обрáчи (Б.), патнúци (Б.), гвендāри, голáмби (Б.);
    -ови: зентви, зенцви (ед. — зенц). пенгви, лангви (Б.), дворви (Л); сватви, зетви (Н.)
    -jе: дáмбjе (ед. -дамп) (Б.).

М е с т о и м е н и е. jас или с утратой  между гласными: яс (Л.), яз да пия (Н.), прēнда аз (Б.)

1 л. множ. ниjение (Б., Л.), — с н-, как в прочих болгарских говорах.

яѭ. (Л.): ка я [Стойна] вúдое тýрците. еѭ. в других говорах. — де е виде малка мома (С.); не ми е [девойка] даве (Н.).

му — дат. ед не только для муж., но и для жен. рода. Так на юго-западной окраине Костурской области, в с. Нестрам, так и в других пунктах ее а также в леринских, битольских, прилепских, мегленских и воденских говорах.

Энклитика дат. пад. ми [ти, си...] в значении притяжательного местоимения: мáйка ми (Б.), как и в прочих болгарских говорах.

Двойные формы местоимений: мене ме и т, н. При повелительном наклонении „краткая" форма местоимения находится позади глагола. — 3й ме мне = возьми меня! (Л.), мне ме остáвие (Ж.); тбе не ти трéпца гирдя да носиш (Н.). Так и в прочих говорах Македонии и Болгарии.

Сочетание местоименной энклитики (го, му...) и имени при глаголе: ти го видоме момчето (С.); де е виде малка мома (С.). Так и в прочих говорах Македонии и Болгарии.

Ч л е н н ы е  формы имен и местоимений, как и в прочей болгарщине. — чардако (К.), пото (Н.), твойо фустан, мойо

313 

чýлтар (Л.), плýва по вóдата (Б.), кадúята (Л.), людити (Б.), тýрците (-ти? Л.).

На -о членная форма ед. ч. муж. р. оканчивается и в других говорах соседнего Костурского края и далее в Леринской области.

В говоре Бобошчицы окончанием членной формы множ. числа служит -ти. Так и по говорам Костурского края. — от мойти бели грандушки (К.).

В Лабанице и Нестраме отмечена членная форма дат. ед. муж. р. по отношению к лицу: по цáро-тому дворóви. (Л); попо-тому чупче (Н.). Такую членную форму имели до недавнего времени говоры на юго-западе в Македонии, в Костурском и Охридо-Стружском крае. В начале XIX в. такая форма была употребительна и далее на севере, въ Положском крае [51].

Г л а г о л.  Н а с т. в р. 1. ед. на -а (из ъ < ѫ), как на юге и юго-западе Македонии. Среднеболгарский процесс изменения основы в 1 л. ед., общий для всех болгарских говоров в том числе и корчанских: отпуст'ѫ — отпустѫ, приход'ѫ — приходѫ и т. д., — с таким же сочетанием перед окончанием, как во 2-м, 3-м и других лицах: отпуст-иш[ь], приход-иш[ь]... Об этом процессе см. в моих „Очерках по макед. дiалектолопи", I, 214. Согласный перед ѫ (его заменой) в Корчанском крае, как и в говорах Македонии, западной Болгарии, в западных Балканах и в Средней-горе является  т в е р д ы м  в прежних основах на -i: приходѫ. (Далее на востоке Болгарии удержана мягкость согласного перед окончанием: приход'ѫ. Так и по говорам на юго-востоке Македони). Боб.: пренда аз, збрва, да, се капа („купаюсь"), се миjа.

В новых основах на -а имеется в окончании -м: -ам. — знам.

2. 3. ед. на -иш, -и. Формы 2. и 3. ед. на -иш, -и находятся в Костурском крае и далее в западной и центральной Македонии. Боб.: бандиш, пренди жена, вали дошч. В Боб. отмечено и — банде.

1. мн. на -име, — с гласным -и, в основах на -е и на -и, как и в говорах юго-зап. Македонии: жниме (Б.). Окончание -ме — давнее окончание, унаследованное группой болгарской.

3. мн. на -е, как в Костурском крае. Это -е — замена

314 

среднеболгарского ѧ в форме 3 л. мн., где он заменял собою более ранний ѧ и ѫ после мягкого согласного: молѧт, колѫт > колѧт. Окончание -ѧт распространилось и на формы с -ѫт: несѧт. Костур.: моле, несе (с утратою -т). Боб.: пренде жени, греде патници.

С окончанием -е и форма  а о р. 3. мн.: вúдое, стáнае (Л.); два голòмба гỳгее; нарендѝе (Н.),

И м п е р ф. 2. ед. бндеаше (Б.).

1. мн. ако ниjе беаjме кj тебе. — Сравни окончание -jме вм. -хме, характерное для болгарской формы имперф. (и аориста).

У т р а т а  и н ф и н и т и в а; замена его посредством коньюнктива (да + личная форма глагола) — черта общеболгарская. — жа да да се капа — „пойду купаться" (Б.).

Передача буд. вр. посредством жа и ке в сочетании с формой наст. вр.: жа ода и ће [к'е?] ти зборва (Б.). О соответствующей передаче буд. вр. в других болгарских говорах см. Geschichte d. bulg. Sprache Ст. Младенова и указанную там библиографию (стр. 260, 262).

Наречие тýку — „только" (Л, Н.). С этим значением туку (току) употребительно по всей Македонии. В значении „столько" употребляется наречие „толку".

кj тебе — „к тебе" (Б.), каj вм. более раннего къj из кѫде. См. „Полог", стр. 380. къj-каj в подобных сочетаниях представляют говоры и далее на севере, в Македонии.
 

Из фонетики главные черты были отмечены раньше. Боб.: 1) замены ѫ, ѧ посредством ан, ам, ен, ем и а, е; 2) шч, жд вм. *tj (*kt'), dj, 3) о вм. ъ: дошч, петок; е вм. ь: еден, леко. Лаб. и другие села: червни.

1) Маj'ка ми j'е умрла. Плува по вдата. Шч браш по људити. Дка д си дма д си (Бобошчица).

2)     Мóре лýдо, мóре млáдо!
        Женéно си, éли не си?
        Ако не си оженéно,
        Ожéни се, зй ме мéне,
        Не йоба уйдсваме:

315 

        Кнóки, кнóки [52], та висóки,
        Бéли, бéли, та червéни;
        И промéните уйдисáни:
        Твóйо фýстан, мóйо чýлтар,
        Твóйте тóки, мóйте пáфти,
        Твóйо éлек, мóйо мнтан,
        Твóйо пóяс, мóйо кóлан.
                                            (Лабаница).

3)     Да тресниш [53], майко, да пукниш,
        Зашто ме роди калешо,
        Не мож да ида на вода
        От тийе пусти бећари [бек'ари].
        На кланца вода студена
        Люта ракия пийее ...
        От мене мезе сакае
        От мойти бели грандушки.
                                (Косенец. „Браство"' XXII, 1928, 113).

4)     Сáкам дéвойка от сéлото,
        Сáкам но нé ми е дáве.
        Сéнна на пóто да чéкам
        На éна тéсна улца,
        На éна чéрна тъмница.
        Пóминви Рнка Пóпова
        От лóзйето ми грéдише,
        Пълна шемия со грóзйе.
        — Пóдай ми Рнко тро грóзйе!
        И та с измáми му дáде.
        Той не му фáти грóзйето,
        Тýку му фáти рóчето,
        Рóчето бéло червéно;
        Рнка му рéче полéка:
        — Стóяне, млади Стóянчо,
        Пýшчи ми мло рóката,
        Па ми ти фáти сърцето.
                            (Нестрам. „Мак. Пр." I, № 4, стр. 93).

316 

5)     — Е, мор, Цáцо Кирáцо,
        Ти мóри бéла булгáрко,
        Дéка ти е мóмчето?
        — Момчето ми е далéку,
        От Анадóлу по дóлу.
        Псмо му пша, не óди,
        И той ми пши, не грéди . . .
                    (Нестрам. „Мак. Пр.", V, № 4, стр. 112).

 


 

Анализ славянских топографических названий, заимствованных слов, современных говоров Бобошчицы и недалеких костурских сел обнаруживает ясно, что славянское население Албании принадлежало к группе  б о л г а р с к о й. — Оставляем пока в стороне Скадрский район и некоторые местности на севере, у Дрина.

1) Предки славян Албании пережили вместе с предками славян Македонии, Греции, Фракии, Мизии и Дакии общий процесс изменения *tj (*kt'), *dj: эти сочетания заменились у них в течение времени посредством šč ( > št'), ždž (žd').

2) У славян Албании одинаково с прочими болгарскими группами было образование гласного ѣ:  или еа. Дальнейшее его изменение происходило в направлении, одинаковом с говорами Македонии и западной Болгарии: ä (еа) > е.

3) Редуцированные ъ, ь в сильном положении изменились так, как в Македонии и юго-западной Болгарии: ъ > о, ь > е.

4) Образование носового гласного ѫ такое, какое свойственно было прочим группам славян Македонии, Фракии, Мизии: носовой гласный ъ. Его дальнейшее изменение происходило в таком же направлении, как в юго-западной Македонии. а) ѫ () > ън, ъм. Этот гласный изменялся неодинаково в говорах славян Албании: ъ > а, ъ > о. Лънга, Лангавица, Гломбочани.

В замене гласного ѧ также представлено сочетание с носовым согласным: ен. Sfentogeria, rende.

b) ѫ () > ъ > аѧ > е.

5) Развитие вторичного гласного е между ч-р,— процесс общеболгарский, а) чрѣnъ > черѣn[ъ], b) чрвен > червен.

6) Сильное лабиализующее воздействие конечного соглас-

317 

ного м на предшествующий гласный ъ: -ъм > -ум. Осум. Тот же процесс представляет характерное явление для говоров западной и центральной Македонии. — сум, осум.

7) Развитие вторичного гласного ъ перед плавным в сочетании tt: tt > tъt — tъrt. Развитие вторичного гласного ъ или о (на востоке) перед плавным в сочетании tt: tt > tъt — tot.

8) Изменение вн > мн, как повсюду в Македонии и по говорам Болгарии. — алб. plēme — слав. племн'аплемна.

9) Аффриката  в сочетании Дзвезда (4а).

10) Сохранение твердого и мягкого плавного р перед гласным: р, р'.

11) Ф о р м ы. Как показывают данные говора корчанской Бобошчицы, в формах говора корчанского района отражались все значительные процессы болгарской языковой группы.

а) Утрата падежных окончаний. — по вода. . .

b) В местоимениях: ниjе, — с н-; энклитики ми, ти. . . в значении притяжательных местоимений: маjка ми. . .; двойные формы местоимений: мене ме. . .

с) Появление членных форм: водата. . .

d) В глаголах: в форме 1 л. ед. ч. наст. вр. окончание ѫ (> ъ > а) и результат среднеболгарского изменение в основе: ходѫ. . .; окончание -ме в форме 1 л. множ. ч.; -хме [-хте] в 1., [2.] множ. ч. аор.-имперф.; передача будущего вр. посредством ште + конъюнктив (ште да — изменилось в жа, как и в ряде других болгарских говоров).

В ближайшем отношении по формам (как и звуковым процессам) говоры Корчанского района находились к говорам костурско-ресенским: сравн. гласный и в окончаниях 2., 3. ед. и 1., 2. множ. наст. вр.: бандиш, пренди. . .; окончание -е в 3. мн.: греде.

О ближайшей связи славян Албании с славянами Македонии, Фракии, Мизии свидетельствует  з в у к о в о й  в и д  и  з н а ч е н и е  таких слов:

опинка, с -пин-, а не -пьн-; сравн. также грамматический род (жен.);  в н е ш н и й  в и д  этой обуви в Албании такой же, как в Македонии и Болгарии;

остьнъ > остен; гласный е вм. ь, а также вид и употребление этого предмета указывают на Албанию — Македонию — Болгарию (см. в отделе о заимствованных словах); срав. также бодец;

318 

Голѣм, топографические названия Въртоп, Извор (см. в отделе о топографических названиях).

О культурно-языковом единстве славян Албании, Македонии и Болгарии свидетельствует и много других лексических и топонимических данных, о которых говорится в отделах заимствованных слов и топографических названий.

Географические условия колонизационного движения славян в Албанию и исторические указания также свидетельствуют об этом единстве (см. II-ой отдел).
 

Только на северо-западе, в Скадрском районе, и в немногих местах на севере у Дрина находились группы  с е р б с к и е. Было там и болгарское население. Об этом населении свидетельствуют исторические документы (см. II отдел), топографические названия (см. IV отдел), язык этих названий. Но более многочисленны и более значительны на сев.-западе были группы сербские. Черты языка этих групп:

1) ћ вм. *tj, ђ вм. *dj. Драговићи — Драговичи, опћина, међа.

2)  > у. Луг; туга, друга.

3) Patronymica и прозвища на -ић. Драговићи, Ivan Studia overo Sndichi в селе Copenico (Купѣльникъ) в 1416 г.

От сербской группы распространились на севере некоторые предметы и названия их. Напр. опанка—опута — в северной полосе гегских областей. Туда же проник сербский (средне-европейский) тип плуга. Но на сев.-западе, в районе Леша (Alessio) употребляется еще старо-болгарский тип плуга. Подробнее об этом и о других заимствованиях см. в III-м отделе.

На сев.-западе представлены элементы и болгарской языковой группы:

1) е вм. ь. Суффикс -ец широко распространился к северу и сев.-востоку от Скадра. Есть указание на е вм. ь и в корне: D e n i z a — прозвище одного жителя в селе Chacharichi overo Blinisti (1416 г.).

2) tt > tъt ( > telt  в албанской среде): Хелм, Хелмица, Мали Хелмит, Nanhelm.

3) Может быть, к потомкам болгарской группы принадлежали носители патронимических прозвищ на -ov: Novacho Triboff, Pop Radosclavo Triboff в селе Copenico (1416 г.). Впрочем, как выше было отмечено, patronimica на -ov находятся

319 

не только в Скадрском крае, но и в восточной Черногории. Происхождение в этом крае фамилий на -ov не ясно.
 

Изменение славянских слов в албанской среде.

Выше были отмечены некоторые изменения, которые переживали славянские топографические названия и appellativa в албанской среде.

1) kl, gl > kl', gl' > k'j, g'j > k', g'.

2) rn > , ln > l.

3) vn > n: głanvik > głanik — gl'anik, borovnica > boronicə, głavnica > Glanicə > G'anicə — Janicə (— если действительно название этой реки восходит к славянскому имени Главница, см. в IV-м отд.).

4) sl > skl ( > sk' — šk'): Sliv- > Skliv-: Sklivani. Slivovik > Sklivovik > Sk'ivovik — Šk'ivovik. Но пункты, обалбанившиеся в позднее время, представляют sl: Слатина, Слатино, Словьен (см. выше).

5) pł > pl': Płoča и Ploča или Pl'oča (5b). pl > pj: Pleš > Pješ (Зс).

6) l' > j. L'ub > Jub и др.

ł > l между гласными и в конце слова: kul'atš, rasój. В словах, позднее перешедших в албанскую среду, ł сохраняется. Так в передаче топографических названий: Głava (ср. и наличие группы gł), Bełovoda и др. (см. выше).

7) Было отмечено изменение в месте акцента: на предпоследнем слоге в именах на а ( > ə, ε) и на последнем в именах муж. р.

Как было показано, эти изменения происходили в  а л б а н с к о й  среде. В славянскую речь, пока она держалась в Албании, не были внесены тенденции к таким изменениям. Только в албанской среде славянские слова пережили и такие изменения, которые указываются в нижеследующих пунктах.

8) grad[ъ] > garδ (garϑ); dłato > daltε.

Мы не можем согласиться с таким объяснением, по которому славянские заимствованные слова у греков и албанцев, представляющие ar, al, указывают на такие же сочетания (с ar, al) в языке славян. Греки и албанцы могли славянские trat, tłat передать посредством tart, talt, в особенности в VIII—Х веках: тогда славянские сочетания trat, tłat произносились не-

320 

сколько иначе, чем позднее: между t и плавным (t—r, t—l) находился какой-то звуковой элемент [54], или на плавные r, l в этих сочетаниях приходилась большая часть сонорной слоговой волны; плавный r произносился вследствие этого с значительными вибрациями кончика языка. При таком образовании trat не появлялся между согласным и плавным r согласный t, d, как это произошло в давних сочетаниях (sestra, nozdri) и происходило в более поздних: издраиль < Ἰσραήλ, но — срѣда, зракъ[55]. Позднèе у болгар появилось t между s—r и в сочетаниях srĕda, sram: стрѣда, страм, а также в сочетании sra из sьra-: страл. Параллельно с этим появился d между z—r в замене zьr-: здрѣл [56]. И вообще сочетания ra, ła между согласных, — сочетания значительной сонорности, могли восприниматься в греческой и албанской среде с расположением сонорных элементов в виде ar, al. Отсутствие надлежащих сведений, касающихся звуковой системы греческих и албанских диалектов, препятствует точнее формулировать такую передачу (посредством ar и посредством ra). Приходится ограничиться констатированием: не только славянские trat, tłat, но и другие сочетания — r(l) + гласный —, — сочетания славянские и неславянские —, передавались иногда посредством сочетания — гласный + r(l) —. Так у греков, так и у албанцев, Ἀρδάγαστος — слав. Радогост — название одного пункта на Пелопонесе [57]. Сравн. и такие передачи у Константина Порфирородного: Terbounía (De administrando imperio) — слав. Трѣбиньѥ ; ὁ Βράτζης = ἡ Βαρτζω — роман. Brazza [58]. И в традиционных греческих сочетаниях часто отражается результат изменения в расположении сочетания гласн. с плавным r, l. Относительно этого явления в греческих диалектах G. Meyer заметил: „Keine lautliche Erscheinung ist in den griechischen Dialekten häufiger als die Lautversetzung ... Wie in andern Sprachgebieten, sind auch hier besonders die Liquidae r und l betheiligt". — ἀδρέϕια < ἀδέρϕια — „брат", στρεϕεύω — „становлюсь бесплодным"

321 

(στέρϕος), σκροπίζω < σκορπίζω — „рассеиваю", δερπάνι — δρέπανον — турец. tərpan, korkó < κρόνος, κορκούκα — κροκούλα — „маленькие каменные шарики", σκόρϕα — σκρόϕα — „свинья", τορπάδ — τροπάδ — „задача" и др. [59]

У албанцев сочетание — гласный + r(l) — вместо — r(l) + гласный — представлено в ряде случаев. Напр.: pεlk'éj — латин. placere, vεl'doj вм. l'εvdoj — лат. laudare, префикс štεr- — лат. extrans-, škurk'í вм. krušk'í — латин. consocer; turp вм. trup — слав. труп, kεrpiń вм. krεpiń — „солю", krüpε — „соль"; срав. слав. крупа [60]. premεk'ür и pεrmik'ür — греч. πριμικήρις < πριμικήριος, может быть, через славянское посредство: прѣмикюрь. В первой половине XIV в. в районе Врани жил „Болеславь прѣмикюрь". В Призренском крае жил тогда же „премикюрь Воихна" [61]. Отметим еще разные фонетические варианты, славянский и албанский, названия одного пункта в юго-восточной Албании: Клисура — Kεltsürε (5с), греч. κλεισοῦρα. [62]

9) s—š, z—ž. В начале отдела о заимствованных словах были отмечены примеры с š вместо s в албанской передаче славянских слов: košere („коса") — слав. косѣрь; bišεtim — „разговор", но и — bisedoj — „беседую", bisedε — „речь, разговор"; leš[ε] („плетенье из прутьев", „борона") — слав. лѣса.

322 

К этому присоединим топографические названия: Шойник и Сойник (4с), ЖарезаЗареза (4b), Велеша (2с), Велша (5с), Велешань (4b), Велешеса (2с). Возможно, что слова с š вм. s представляют собою более ранние заимствования, чем с s. Но полной уверенности в этом объяснении нет, в особенности в отношении указанных топографических названий: разный звуковой вид этих названий находился в зависимости от разных языковых групп, передававших эти названия: традиционное славянское Сойник и албанское Шойник.

š вм. s находится еще перед t — „grušt („кулак") — слав. грст; štravís („удивляю") — слав. страх; štražε - štrazε - strazε („гарнизон") — štrezε - strezε („часовой") — слав. стража. Штреза (2с), Штрезова и Стрезова (2d), ШтразаСтраза (3b); Штразимир (2d), Драгоштуня (3с), сравн. Радостина (4b). žd вместо zd: brážde, но и brazdε (слав. „бразда"). Сочетания с št вм. st, žd вм. zd совсем не показательны для суждения о древности заимствования и перехода в албанскую среду указанных пунктов поселения. То же замечание следует сделать и о сочетаниях šk вм. sk и šn вм. sn: Шкивовик и Скивовик (5b), Рошник и Росник (4с), шкопач и скопач („кастрат"). Передача st, sk, sn посредством št, šk, šn может относиться и к позднему времени. Кроме того, звуковые варианты с š и s, ž и z не указывают на давность проникновения этих названий в албанскую среду.

Aссимиляционному процессу, воздействию следующего слога с š, обязано появление š в первом слоге названия Шушица вм. Сушица (4с), Жележани < Желѣзани (4b).

Диссимиляционный процесс отразился на появлении z вм. ž во втором слоге: straze — Страза.

В приморье на юге находится местность Жупа, называемая также Зупа (5b). Повидимому, название с з возникло в тамошней  г р е ч е с к о й  среде. На юге же представлены разные варианты и такого названия: Бодришта и Бодриста (6с).

Есть славянские названия с з вместо ж и в средней и северной Албании: Жепа и Зепа (4с), Зепа (2с).

10) Славянское č — алб. c, s, č. Не ясны обстоятельства и условия таких замен.

c:  tsarε („ведьма") — слав. чар. —
     tsimeríkε („чемерика").
     tsarą („камень у очага") — слав. черѣн.

323 

    kεrtsíń („зову") — слав. крич[ати].

Суффикс čk — ck: Бачка и Бацка (4с), Височка и Висоцка (5с).

s: porεsí, porosí („поручение", „приказание") — слав. порѫч[ити].
тоск. tεrsirε — слав. *трачина (трак).

č: tšudís — слав. чудити.
    matšal' — слав. мочаль.
    tšatskε, tšatškε — слав. чашка.
    kεrtšú-kεrtš, -uni — слав. крч(ити).

Мочориште (4d), Крчова (4с) и др.— č обычная замена славянского č у албанцев.

11) Славянский n между гласными — алб. r. Результат этого албанского процесса представлен в немногих словах. — Гьомбочари вм. Гломбочани (5b; — см. выше), тоск. tersire — слав. *трачина.

12) Славянский плавный r в начале и в средине слова перед гласным или в конце слова — алб r, .
а) ekē-εkē — rekε-rεkē — слав. рѣка.
εgós[ε] — ogós — rogós — слав. рогоз.
udínε — rudínε — слав. рудина.
    vełe („водоворот", — на севере) — слав. в[ь]рѣло.
    paótε — слав. порота.

b) obó-obór — hobór („двор", „скотный двор") — слав. обор.
    bigó — слав. бигор.

13) Слав. b (б) — алб. mb перед гласным в начале и средине слова. Перед mb в начале слова может быть гласный e (ə).

В  н а ч а л е  слова: bodéts (Weig. Wtb.) — mbodéts — εmbodéts — слав. бодец; mboh — mbof — εmbóh — слав. бох < бъхъ (наречие; см. в III отделе), bugat — mbugat — mugat (mb > m) — слав. богат. Мбрештани (5d; — на карте Брештани), Мали Мбелиштесе (3с), Баштова и Мбаштова (3а).

Такому же изменению подверглось сочетание с b, появившимся у албанцев вместо слав. р (п); mbras — „празд[ь]н-", mbraztíne — „празд[ь]нина".

Одно из сел около Корчи называется Боря (Книжици за прочитъ, VIII—X, 192), Mborja (Selenica, Shqipria mё 1927. стр. 530 и в списке Bourcart'а, Архив за арбанаску стар., jезик

324 

и етнол., II, св. 1, 120); житель села Бобошчицы назвал это село Ембриjа (Archiv f. sl. Phil., XV, 43). Село Ембори имеется еще в Леринском крае. В документе XIV в. это леринское село передано в виде Ѥбориѥ: нива подь Ѥбориѥмь. В позднейшем документе оно названо Амбор[е]:  Амбори [63]. Это название не славянского происхождения, а греческого, как указал Ст. Новакович: εμπόριον [64] или εμπόρια. Того же происхождения и название корчанского села: оно издавна называлось Ембориjа. МборjаБoрjа появилось позднее, вследствие редукции начального безударного е или вследствие сближения с именем бор-.

В  с е р е д и н е  слова: obór — ombór; Stermbec[i] — Штрбец (в районе Пермети).

14) Слав. vr — алб. ur. Сравни передачу названия Vrtop в виде Urtop (4с); сравн. название речки Урела — слав. Врѣла, впадающей с севера в Скадрское озеро. Эта речка  п р о б и в а е т с я  из земли (вьрѣло) и течет через область Тузи [65]. Сравн. название реки Врака и Урака (2с). В ряде заимствованных слов и топографических названий в других албанских местностях представлено vr-: vełe, vrah, Враништа и др.

15) Перед гласным в начале слова и между гласными в албанской передаче представлен h. — obór и hoóbr, ostén — hostén — слав. остен, krahínε — слав. краина. Сравн. и в албанских словах: южногег. majε — сев.-гег. maje — mahe [66].

16) Процессы ассимиляции, диссимиляции и метатезы.

а) ШушицаСушица (4c), Жележани < Железани (4b).

b) gal'igε — слав. кал'уга — „болото", „грязь";
   k'ozε („жареное из козьего мяса") — слав. козjе,
   g'orε („несчастливо") — слав. гор'е. В этих сочетаниях палатализация k', g' произошла под влиянием следующего слога [67].

То же явление отражается и в топонимии на сев.-востоке, в бассейне Черного Дрина. — Gjegjaj к югу от Буштрицы,

325 

Gjogjaj к югу от Велешницы, Galitsa или Gjalitsa [e Lumεs] — слав. Галица (1с), Gjabrets — слав. Габрец (южнее Галицы — Гялицы). Палатальный g' и в названии Dragjoš — слав. Драгьош (2с, на реке Люсе).

с) Звонкие согласные вместо глухих перед гласным и перед r. — БратовицаБрадевица (4d), borígε = borínkε — „боринка"; opíngε — опинка; mbras — „праздн-".

Но представлены и глухие согласные вместо звонких. — БуштрицаПушт[е]рица вм. „Быстрица" (2 с-d); boronítsε — poronítsε вм. „боровница"; Броздовец — Проздовец (4с) вм. Браздовец.

а) probatin — probotím — слав. побратим.
    prokofε (на юге) — pokrovε („полотняный платок") — слав. покров.
    travok („белый сыр", „козий сыр") — слав. тварог.

17) Согласный δ вместо славянского d пред гласным и перед плавным r. — Voδina — Водина (6с), Raδima — Радима (5а), δrovjarn — Дровян- (6с).

18)  К о н е ч н ы е  г л а с н ы е  славянских слов оказывались в албанской передаче почти всегда в неударенном положении (см. замечание об ударении). В этом положении они претерпели у албанцев  р е д у к ц и ю  и полную утрату. Заимствованные слова: matúkε, l'opátε — lopát, pól'ε — „полá", l'ubεnítsε, gamúlε — gamúl, glínε, stεrvínε — stεrvín, dεrstil'ε — dεrstíl — слав. дрстило, sánε — san — слав. сѣно и др.

Относительно топографических названий сравн. замечание Bourcart'a „la voyelle yrtminale lorsqu'elle n'est pas sous l'accent, est à peine sensible". Такой в сильной степень редуцированный гласный он передает маленькой буквой (— les très petites voyelles indiquent une voyelle à peine sensible). „Глухой", тоже редуцированный гласный, но не в столь сильной степени редуцированный, передает Bourcart знаком ə. — Jablaníca, Grabovíca, Kórca, D'akovíca, Bełovóda, Plesíšta, Mókra, Malína, Graždáni, Doláni, Dvoráni, Kavačáni, Zagorčáni (сравн. здесь утрату i в предударном слоге, после r: ričáni > rčáni), Seníšti, Dobročáni — Dobrəčán; Drenóvə, Somotínə, Strélcə, Gréva. С утраченным гласным: Dobročán (и Dobroačáni), Zagradíšt, Dragoštún, Novasel, и Navosel [68] и др.

326 

В членной форме топографические названия представляют в конце -a, -i, -u. На карте обычно даются эти названия в членной форме.

19) Слав. а — алб. о, а.

Славянские сочетания с гласным а в ряде случаев переданы у албанцев с гласным о.

    grošε и grašinε — слав. грашá.
    rotár („слуга") — слав. рáтарь.
    matšakón („молот") — слав. чкан, чáкан [69].
    probotím и probatín — слав. побратим.
    Раковец и Роковец (4b). Самотина и Сомотина (4с), Броздовец, Морава и Морова.

20) Слав. о — алб. u, ε (ə), а в безударном слоге.

    bugát (Тетраглос. Даниила) — bugát — mbugát — mugat — слав. богат. В передаче этого слова представлен и редуцированный гласный: bεgát. Так и в Калабрии. По говорам средней (и северной?) Албании находится результат изменения гласного ε в е: begát (Weig. Wtb. 6). Другие примеры: — bul'ár — слав. бол'ар-; kul'atš — слав. колач; ustén > ustę — слав. остен; ukół (гег.) — слав. „около". Но последнее слово передано и с иным результатом в изменении гласного о, — не с усиленной лабиализацией, а наоборот, с утратой ее: akóle (Дибра — Скадр). Такой же результат представляет и наречие opét и apét (Дебр) — слав. опет (опѧть). Гласный а и в следующих словах: matšál' — слав. мочаль; porotε и parotε — слав. порота, patkúa — слав. подкова, Гарани (4b). Не прошло ли эти сочетания с а стадию с гласным ε, подобно сочетанию bεgát?

Изменение о в ε и затем в ĕ в заударном слоге представляет гег. zágĕn — слав. загон.

21) Слав. u (у) — алб. o, u.— Суха Гора и Соха Гора (4с), Суходол и Соходол (2с), Богоница и Богуница (5b), Гуменица и Гоменица (5b), УяникОяник (Улияник, 4с), Бабонье (4b) — Μπαμπούνια, Μπαμπούνjα (Χρονογραϕία τῆς Ἠπείρου Аравантино), Кропишти вм. Крупишти (5b); vóbekε — vobék и даже vápεkε — слав. убог.

22) Слав. -en — гег. -ę, слав. -ĕn — гег. -ą, -, слав. on — гег. an > ą, -ę. — ustę — слав. остен < остьнъ; tsarą-tsar — слав. черѣнъ, skań—skąj, skę („конец", „искони", „граница") — слав. искони [70].

[Previous] [Next]
[Back to Index]


42. Illyr.-alb. Forschungen, I, 121.

43. M. R e š e t a r, Der štokavische Dialekt, стр. 124—125.

44. С е л и щ е в ъ, Очерки по макед. дiалект. I, стр. 117—119.

45. P e k m e z i, Alb. Gram., стр. 62.

46. Balkan-Archiv, IV, 29.

47. H o p f, Chroniques gréco-romanes. Berlin. 1873, стр. 280.

48. Из донесения русского консула в Янине от 11 дек. 1870 г. за № 185. Архив Мин. Ин. Дел. V—A2. № 1111. Янина.

49. Archiv f. sl. Phil., XV, 43—46,

50.  Б. Ц о н е в ъ, История на българский езикъ. I. София. 1919, стр. 462—463.  А. К у з о в ъ, Костурскиятъ говоръ (Изв. на семин. IV, стр. 99—102).

51. Селище в. Полог. 351—352.

52. „Тонкие".

53. Напечатано по ошибке „треснеш".

54. K. E k b l o m, Zur Entwicklung der Liquidaverbindungen im Slavischen. I. Uppsala. 1927, стр. 13—14.

55. A. M e i l l e t, Le slave commun. Paris. 1924, стр. 61, 117—118.

56. С е л и щ е в. Полог. Стр. 334.

57. Balkan-Archiv, IV, 27.

58. P. S k o k, Ortsnamenstudien zu  D e  a d m i n i s t r a n d o  i m p e r i o  des  Kaisers Porphyrogenetos (Zeitschr. für Ortsnamenforschung. IV, 3, стр. 221—222, 231).

59. G. M e y e r, Neugriechische Studien. II. (Sitzber. d. Ak. d. Wissensch. Phil.-hist. Cl. B. 130, стр. 92—93).

60. P e k m e z i, Grammatik, 40.  J o k l, Untersuchungen, 89.

61. Н о в а к о в и ћ, Закон. спом., 414, 692, 693;  Д а н и ч и ћ, Рjечник из књиж. старина, II, 496.

62. И в славянских языках сочетание гласного с плавным перед согласным или между согласных в новых, заимствованных словах также подвергается иногда перестановке. Сравн., например, название обычая у поляков в Подлясье „imkrutowiny", — „вхождение, переселение в новый дом"; это передача литовского названия inkurtves. (A. F i s c h e r, Lud polski, 1925, стр. 209). Сравн. позднейшие заимствованные слова у русских: коркодúл — „крокодил" (отмечено мною в Нижегород. губ.), — гормофóн (отмечено там же) — гармафóнчик (на далеком востоке, в Забайкалье. С е л и щ е в, Забайкальскiе старообрядцы. Иркутск, 1920, стр. 4). Отмечу и такое явление. Я беседовал об  А л б а н и и  с парнем в одной деревне Городецкого уезда Нижегород. губ. (в Салогузове). Парень представлял собою тип довольно косного человека. Его речь представляла архаические элементы говора этой деревни. Страну, о которой я говорил ему, он назвал сначала "Лабáния", с гласным а в первом, предударном слоге, а затем ввел это слово в систему своего  о к а ю щ е г о  говора: „Лобáния".

63. Н о в а к о в и ћ, Закон. споменици, 667. Archiv f. sl. Phil., V, 39.

64. Archiv f. sl. Phil., XV, 40.

65. Насеља, XV, стр. 9.

66. J o k l, Untersuch. 175.

67. О последних трех примерах см. замечания  М. Ф а с м е р а  (Acta..., 18), J o k l'а (Studien ... , 106, Untersuch., 75).

68.  M. V a s m e r, Acta . . ., 41.

69.  J o k l, Untersuch. 116—117.

70. Архив за арбан. старину, . . II, св. 1, стр. 116—125.