Политическая география средневекового болгарского государства

Часть II (1186—1396)

 

Петр Коледаров

 

(Резюме)

 

 

Критический анализ и сопоставление наличных источников и других видов данных раскрывают более полно территориальные перемены восстановленного в 1186 г. (после полтора столетия византийского господства) болгарского государства. Уточненная локализация событий и объектов, ее территориальная структура и распределение и пр. отчетливо показывают, что непосредственно после своего воссоздания болгарское государство берется за исполнение своих основных задач: освободить все населенные единоплеменниками земли и объединить их в охвате прежде существовавшей и успешно развивавшейся политической, экономической и культурной общности. Преемственность восстановленного царства подчеркивается не только его названием „Болгария” и категорическими, в этом смысле, проявлениями его новых владетелей, но также и рядом обстоятельств, среди которых на первом месте выделяются:

 

1. Почти полное восстановление первоначального территориального ядра — на двух берегах нижнего течения Дуная, и возобновление государственного центра в Нижней Мизии.

 

2. Одинаковость институций и практики центральной власти и военно-административной структуры (устройства, управления и обороны) государства.

 

Последнее обнаруживается совершенно ясно в сохранении центральной (столичной) области и провинций, которые уже назывались „хори” („страни” или „области”) вместо „комитати”, и в полном сходстве способа охраны столицы, ее области и государственных границ в целом. Она осуществлялась тем, что в северном направлении предоставлялись территории и инородному, но союзному и подданному населению (куманам, а впоследствии — унгровлахам, бродникам, татарам и др.). заменившему печенегов, а в остальных направлениях использовались провинции и сложная концентрическая система эшелонированных рядов воздвигнутых твердынь, выполнявших функции прежних земляных сооружений (окопов и укреплений).

 

Не на последнем месте в выяснении наличия преемственности следует иметь в виду то важное обстоятельство, что старое болгарское население и находящиеся под его сильным культурным влиянием иноплеменники на непокоренных Византией или Венгрией территориях между Карпатами и нижним течением Дуная приняли деятельное участие в освободительной борьбе своих соотечественников на юге от большой реки и немедленно присоединились к воссозданному царству. Это является естественным и закономерным последствием не только отношений в рамках народности, но и того факта, который обычно недооценивают, что в XI—XII вв. как эманация болгарской государственности в этих землях не переставали существовать старые формы местного самоуправления, созданные в системе устройства и обороны царства до его покорения в 1018 г. Более того, данные указывают на то, что эти формы сохранились и после восстановления центральной власти с тем же самым предназначением — создавать условия для привлечения иноплеменного населения к обороне гораздо более уязвимой стороны царства и обеспечить формирование вспомогательных отрядов в составе царских войск.

 

Несмотря на сохранение сути старых, испытанных и утвержденных практикой институций и методов управления и охраны государства, вопрос, который недостаточна выяснен в истории болгарского государственного права, мы наблюдаем и некоторые различия между прежде существовавшим и воссозданным царствами. С одной стороны, различия следует объяснить известным воздействием имперского порядка во время византийского господства, хотя данные все-таки указывают на то, что на самом деле заимствования изменились под сильным влиянием местных условий и подчеркнутым стремлением к оболгариванию. С другой стороны, и прежде всего, изменения, наступившие в устройстве и, точнее, в структуре царства, являются результатом уже довольно продвинувшейся вперед фазы развития общественно-экономических отношений, в которых особую роль играл сопутствующий развитому феодализму сепаратизм боярства, обогащающегося за счет центральной власти.

 

Некоторые тырновские цари тоже сделали немало для углубления этого процесса, своей личной политикой облагодетельствуя своих родственников, жалуя им земельные владения, уступая отдельные владетельские прерогативы, права и т. н. Одновременно с этим цари раздавали административные службы и более выдающейся служилой знати с учетом обеспечения ее поддержки в обороне или управлении государством. В сложившихся условиях некоторые из крупных феодалов превращали пожалованные им территории, посты и права в наследственные, тем самым все больше укрепляя свои экономические и политические позиции. В этом отношении красноречивым примером являются Добромир Хриз, Комнины и др. в Македонии, Тертеры в Добрудже, потомки Асенов в Видинском районе и другие бояре в северо-западных окраинах, унгровлашские воеводы в задунайских землях и пр.

 

143

 

 

Наряду с возрастанием среди видных бояр сепаратистских стремлений, причиной ослабления центральной власти и наступления структурных перемен в болгарском государстве были и некоторые внешние факторы. В 1242 г., всего четверть столетия спустя его восстановления и достижения во время правления первых Асенов восхода и возвращения первенствующего положения на Балканах, царство подпало под податную зависимость от нашественников-татар и в то же самое десятилетие потеряло значительные части своей территории, захваченные соседями.

 

Эти изменения отразились не только на числе военно-административных единиц, но и на сути взаимоотношений между их правителями, ослабляя центральную власть и чувствительно затрагивая оборону страны. От охраняющих столицу систем укреплений отпали целые звенья, причем местная зашита укреплениями все больше стала приближаться к столице; царские войска постепенно убавлялись по численности, а участие вспомогательных отрядов из подданного населения (куманов, угровлахов, „яссы” и др.) и наемников-союзников (татар и отколовшихся бояр и воевод) постепенно требовало все больших концессий со стороны тырновского владетеля. В определенных случаях он даже был вынужден уступать им территории или признавать их большую независимость. Все это усиливало децентрализацию болгарского государства, решительно ослабляло его могущество и изменяло его унитарный характер.

 

Ввиду раздробленности Тырновского царства в землях. входивших раньше в его состав и населенных преимущественно болгарским населением, политическое развитие за последние полтора столетия существования царства на самом деле является историей нескольких феодальных государственных формирований.

 

Судя по некоторым точным известиям источников, вроде наименования прилепских, добруджанских, видинских и других владетелей „болгарскими” королями, деспотами и пр., и особенно судя по почти целиком сохранившемуся болгарскому характеру и устройству Угровалашского и Молдованского воеводств, которые просуществовали и после уничтожения Тырновского и Видинского царств, мы можем заключить, что и все остальные феодальные владения на болгарской земле к югу от Дуная в XIII и XIV вв. несомненно были болгарскими не только по составу народности и единому облику, но и по внедренному в них устройству, по прочности вековых традиций болгарской государственности. Высокая степень развития и утверждения этих традиций сказывается и в некоторых сообщениях источников. и в дошедших до нас документах, указывающих на сильное влияние порядка и институций болгарского царства и на другие балканские страны. Это, например, наблюдается и устанавливается в ромейской Фессалоникско-Эпирской империи Феодора Комнина с введенными в ней „варварскими”, т. е. болгарскими обычаями и устройством (по свидетельству Г. Акрополита); в Сербском королевстве (чьи владетели придерживались в хрисовулах, в сборниках законов и др. ряда вынесенных и постановленных болгарскими царями положений и их модификации, притом не только на завоеванных территориях) и пр Однако отсутствие более конкретных домашних и других источников, известий и данных пока не позволяет нам раскрыть в подробностях или проанализировать в сравнительном плане характер, устройство и территориальную структуру феодальных государств и владений, образованных в населенных болгарами землях в XIII и XIV вв., несмотря на то, насколько важен и интересен этот вопрос.

 

Согласно сообщениям источников, восстание во главе с Асенами в 1186—1187 гг. охватило Мизийскую низменность и горный комплекс Хемуса. С точки зрения географии ромеев в последнее понятие включаются и прилегающие к Балканам (Стара-Планина) Средна-Гора, Странджа, Браница (Сакар), а также соединяющие их Бакаджици, Светиилийские, Манастирские, Дервентские и Чирпанские возвышенности во Фракии. Во время многократных, но бесплодных попыток подавить восстание, а особенно после безуспешной осады Ловеча (к середине 1188 г.), империя была вынуждена признать de facto воссоздание болгарского государства в его прежних границах: до водораздела Великой Моравы и Тимока, на западе; вероятно до Тресибабы, Чипровской, Берковской и Софийской гор с Мургашем и Ихтиманской (Западной) Средна-Горой, на юго-западе; до Сыштинска-Средна-Горы и Сырнена-Горы с Чирпанскими возвышенностями до окопа „Еркесия”, на юге, т. е. в территориях, в пределах которых Византия признала ее существование по договорам во время правления ханов Аспаруха и Тервела. В отличие от VII в. однако, теперь подвластными империи были Белград, Браничево, Ниш, София, Пловдив, Боруй (совр. Стара-Загора), Варна и снова южные черноморские портовые города Месемврия (совр. Несебыр), Анхиало (совр. Поморие) и Созопол. На север царство простиралось до Карпат и Северномолдованских плато (Сучавское и Стынишоара) и соответственно граничило с Венгерским королевством и русским Галицким княжеством.

 

Поражение ромеев в Тревненском проходе в 1191 г. равнялось по значению Крумовой победе в 811 г., потому что принесло многое для полного утверждения восстановленного царства, позволяя ему расширить свое освободительное дело. Еще в этом году болгарские войска выгнали поработителя из Средеца — Софии, Ниша и района верхнего течения Струмы (вероятно до Доганицы, Осоговской горы и Рилы), весной 1195 г. — из Белградской и Браничевской областей (до Дуная, Савы и низовьев Дрины, горной цепи, включающей горы Ягодня, Повльен, Мальен и Рудник, Великая и Болгарская, сегодня Южная, Морава, Доганица, Осоговская, Голяк-Чука), а летом того же года — из района среднего течения Струмы и Струмешницы (соответственно из Струмицы, Мелника и других крепостей) и Просека на Вардаре — т. е. до Беласицы, южных ответвлений Пирина, Сминицы (совр. Фалакрон) и Западных Родоп.

 

До вступления на престол третьего брата Асенов — Калояна (1197—1207) - Византия закрепляла за собой значительные части Фракии и Македонии. После убийства его братьев там обособились как местные владетели-сепаратисты бояре Иванко (в Пловдивской, а впоследствии — в Родопской области) и Добромир Хриз, посланный из Тырново в Струмицу и Просек поднять на восстание юго-западные болгарские края.

 

Еще в 1201 г. царь Калоян ликвидировал единственную имперскую опору на севере от Стара-Планины — Варну, и двинулся на юг и на запад. Он использовал затруднения Византии, вызванные раскольниками, чтобы укрепить болгарскую власть во Фракийском Поморие (до южных ответвлений Браницы (Сакара), Дервентских возвышенностей, горного хребта Странджи и мыса Инеада), а в следующем 1202 г. захватил владения Добромира Хриза и освободил большую часть Средней, Северной и Западной Македонии и Южную Метохию со Скопьем, Призреном, и других.

 

Созданная крестоносцами в Константинополе в апреле 1204 г. во время их четвертого похода, Латинская империя, на месте Византии, оказалась не только препятствием завершения освободительного дела болгар, но и новой угрозой, ввиду претензий ее рыцарей на всю болгарскую землю. Ромеи — аристократия и простолюдие, на захваченной латинянами балканской территории (но не только во Фракии, как обычно принимают, а также

 

144

 

 

и в Македонии, Фессалии, Эпире и Арбанашской земле совр. Албании) уже стали искать союза и покровительства тырновского царя против гнета своих новых поработителей-иноверцев. Общая борьба против них началась восстаниями в Юго-Восточной Фракии. Поднявшиеся на латинян сосредоточили свои силы в Адрианополе и развеяли калояновые боевые флаги на крепостных башнях. Болгарские войска разгромили осаждающих город латинян и 14 апреля 1205 г. захватили в плен их императора Болдуина Фландрского. Непоправимый удар на новую Константинопольскую империю приостановил ее расширение на Балканах и поднял престиж Болгарии. Тем временем, однако, последующие действия войск царя Калояна с помощью куманов дали возможность сосредоточившимся в Малой Азии и Эпире ромеям создать свои государства. Первые образовали империю со столицей в Никее (совр. Изник), а вторые — деспотат с центром в Арте.

 

Несмотря на то, что часть византийской аристократии вела себя вероломно по отношению к царю Калояну и не передала ему Адрианополь, он с остальными верными союзниками-ромеями продолжил борьбу против необезвреженных сил крестоносцев. Во Фракии тогда латиняне отстояли только Станимаку (совр. Асеновград), Редесто (совр. Текирдаг), Силиврию и некоторые другие крепости на Беломорском побережье. С содействием местного болгарского населения были освобождены Пловдив и Северная Фракия до восточных разветвлений Родоп. Свой главный удар болгары направили на фессалоникского короля Бонифация Монтферратского. Они взяли Сяр и Бер-Верию с Южной Македонией, а воевода Просека Чысмен — его столицу, но отошел, не войдя в ее внутреннюю крепость. Последовавшие столкновения с латинянами и отказ ромеев в Восточной Фракии от союза не привели ни к решительному перевесу сил той или иной из воюющих стран, ни к перемене владения захваченными территориями. За болгарами оставалась Северная Фракия, а за крестоносцами — сданные им ромеями Адрианополь и города в нижнем течении Марицы и в юго-восточной части той же самой области.

 

Местный болгарский отряд умертвил возле Моссинополя (при совр. Комотини) фессалоникского короля и в октябре 1207 г. войска во главе с царем Калояном осадили его столицу. Убийство Калояна в стане под Лыгадином (совр. Лангадас) положило конец его успешному освободительному делу путем ведения войн, которые расширили границы его государства, охватившего почти всю Фракию, Македонию (без Фессалоники, болг. Солун и его окрестности) и некоторые окраины сегодняшней Албании (без Драча), Эпира и Фессалии. Это извлечение о территориальном расширении болгарского государства при царе Калояне из сведений житийной литературы, где „Далмация” обозначает первую, а термин „Неада” употребляется для обозначения „Новой Эллады”, т. е. Склавиний в последних двух областях, тогда еще находившихся в процессе эллинизации.

 

Особенно прочно к тырновской короне были уже привязаны подданные в задунайских землях куманы, про которых имеются в источниках известия о том, что они регулярно принимали деятельное участие в походах болгарских войск и подлежали юрисдикции болгарской церкви. Еще в 1204 г. царь Калоян заключил унию с Папством и получил взамен международное признание права владетеля и каноническое признание права самостоятельности тырновского первосвященника как примаса.

 

Вслед за гибелю царя Калояна у стен осажденного Фессалоники царству пришлось преодолеть временное состояние кризиса. Оно длилось на протяжении десятилетия во время правления занявшего престол в Тырнове Борила, чьи попытки продолжить политику своего дяди Калояна окончились безуспешными войнами и потерей значительных территорий: Белградской и Браничевской областей, захваченных Венгрией: Северной Фракии (без Старозагорского района) и Родоп — Латинской империей; южных частей Македонии — Фессалоникским королевством, а западных — Эпирским деспотатом; долины Болгарской Моравы, части Нишавского района и Южной Метохии с Призреном — Сербией. Это усилило широкое недовольство в стране, первыми проявлениями которого были отделение двоюродного брата Борила — Алексия Слава в Западных Родопах и Пиринском крае и отделение его брата Стреза в Македонии еще с приходом к власти.

 

В 1218 г. Борил был свергнут и престол занял законный наследник царя Асена I — Иван Асен II (1218—1241). Он умело воспользовался, с одной стороны, затруднениями Венгрии, чтобы получить обратно между 1218 и 1229 гг. Белградскую и Браничевскую области в качестве приданого при своем бракосочетании с дочерью короля Андрея II; а с другой стороны — слабостью Латинской империи и занятостью завоеваниями на Беломорском побережье и в Юго-Восточной Фракии укрепившегося эпирского деспота Феодора Комнина, который в 1224 г. короновался фессалоникским императором — чтобы освободить между 1225 и 1229 гг. Пловдив и северную часть Фракии.

 

В болгарском царе, чье влияние над латинянами росло, фессалоникский император видел соперника в своем стремлении овладеть Константинополем и, несмотря на заключенный договор, двинулся к болгарским пределам, но потерпел полное поражение и 9 марта 1230 г. попал в плен при Клокотнице. Население в завоеванных Феодором Комниным землях, ввиду преобладания в нем элемента болгарской народности и ввиду проявленных к ромеям человеколюбия и терпимости, добровольно подчинилось Ивану Асену II. В болгарское государство вошли вся Македония с Фессалоники, Арбанашская земля или Албанон с Драчем, Фессалия и Южная Фракия с Адрианополем. Пиринско-Родопское владение Алексия Слава тоже было присоединено к государству.

 

Иван Асен II предоставил сыну Михаила I Комнина — Михаилу II, владение Эпирским деспотатом со столицей Арта, а его брату Константину — владение Акарнанией с Навпактом. Другого брата — Мануила Комнина, супруга своей дочери Марии Белославы, болгарский царь объявил своим вассалом с титулом деспота и назначил правителем Фессалоники, бывшей столицы Ф. Комнина. Новый Фессалоникский деспотат охватил район нижнего течения Вардара, Бер с областью Доброшубица (Компания или Сланица, совр. Ениджевардарский или Гяницкий район), Пиерию, Фессалию и западную часть Халкидическото полуострова (Каламария). В подобном зависимом положении находился и полуостров Света-Гора (Афон), самоуправление которого осуществлялось Протатом (Советом игуменов монастырей).

 

В конце 1231 г. или в начале следующего года Иван Асен II прекратил унию с Римом и заключил союз с Никейской империей, с учетом добиться признания патриаршеских прав за главу болгарской независимой церкви. Это ухудшило отношения с Венгрией и Латинской империей, против которых царство начало вести военные действия — в 1232—1233 гг. на подунайских территориях, а в 1235—1236 гг. во Фракии и против Константинополя. В 1234 г. царь Иван Асен вмешался в междоусобицу в Сербии и посадил на престол Стефана Владислава (1234—1243), а его страну поставил под свое политическое влияние и зависимость, о чем свидетельствуют данные из житийной литературы и некоторые

 

145

 

 

другие факты. По-видимому, тогда была восстановлена сербско-болгарская граница времени царя Калояна, т. е. снова были освобождены Южная Метохия с Призреном, Косово-Поле и долины Болгарской (совр. Южной) Моравы и Нишавы.

 

Итог изменения политической переориентации — возвращение к православию и военные действия против соседних католических стран, показывает, что Болгария не добилась никаких территориальных или других выгод. Глава фактически самостоятельной церкви получил только формальное признание своего прежнего патриаршеского достоинства, а царство — единственно со стороны Никеи — подтверждение его власти над приобретенными после Клокотницкой победы землями. Более того, переселение через Карпаты в задунайские болгарские территории местного православного болгарского населения и пришедших с юга в Венгрию „влахов”, вызванное гонениями, которым их подвергли в Мадьярском королевстве после прекращения унии Тырново с Римом, а также оказанная Никее помощь в расширении ее власти во Фракии, имели особенно неблагоприятные последствия для болгарского государства и народности. Постепенно „влахи” освоили предоставленные им Иваном Асеном II земли на юге и на востоке от Карпат и на протяжении столетий ассимилировали местное болгарское население, а утвердившееся Никейское государство за последующие десятилетия расширило свои владения на Балканах. В крайнем счете это способствовало восстановлению Византийской империи в 1261 г., а около 1360 г., т. е. спустя одно столетие — зависимые от Тырново воеводства в современной Валахии и Молдове добились самостоятельности и в них сложились условия для образования валашского и молдованского государственных формирований и народностей.

 

За последние пять лет своего царствования Иван Асен II предпринял новый оборот в своей политике относительно Латинской империи. Видимо, он прозрел реальную угрозу со стороны Никеи и попробовал противопоставить западных ромеев малоазийским, с точки зрения поддержания выгодного для своей страны равновесия. В своей переориентации царь вероятно принял во внимание и нововозникнувшую на северо-востоке угрозу — татар. Данные указывают на то, что их нашествие на задунайские земли было отражено в 1241 г. — в последнем году правления Ивана Асена II. Его царствование является вершиной политического, экономического и культурного развития востановленного болгарского государства. Его пределы снова достигли Черного, Белого (Эгейского) и Синего (Адриатического) морей, и оно простиралось между правым берегом нижнего течения Дрины и Дуная (от Срема до Железных ворот) и горным хребтом Карпат, с северо-запада; молдавскими плато Сучава и Стынишоара, с севера; южноалбанскими и южномакедонскими горами, с юго-запада, и линией Мидия—Энос, с юго-востока.

 

После смерти Ивана Асена II положение Болгарии резко ухудшилось. Независимо от того, что при его малолетнем наследнике Калимане I Асене (1241—1246) царство сохранило нетронутой свою обширную территорию, еще в 1242 г. оно было уже бессильно уклониться от удара татар, возвращающихся со своего опустошительного похода в Средней Европе, и попало под податную зависимость от их великого хана. Династическая междоусобица способствовала усилению разрухи во время правления регентов вступившего на престол Калиманского полубрата Михаила II Асена (1246—1257).

 

Восходящая за счет болгарского царства Никейская империя нанесла решительный удар балканским владениям Комниных и ликвидировала созданное царем Иваном Асеном II благоприятное для Болгарии статус-кво равновесия между соперничавшими друг с другом восточными и западными ромеями. Ее император Иоанн III Ватац использовал династическую особицу в Тырново и снижение сопротивительных сил царства, чтобы присоединить в 1246 г. без военных действий значительные его территории: Южную Фракию с Адрианополем, Беломорское побережье и Родопы до р. Марица, долину Месты и большую часть долины Струмы с Сяром, Мелником, Велбыждом (совр. Кюстендил) и др., т. е. Восточную Македонию, вероятно до Рилы, Конявской горы, Доганицы, Козяка, вершины Султан-Тепе, Голяк-Чуки, Плачковицы, Ограждена, Беласицы и Круша-Горы. В начавшемся процессе разложения население сегодняшней Албании, Западной и Юго-Западной Македонии (вкл. долины Бистрицы с крепостью Сервия), т. е. целых двух областей (хори) — Драчской (Арбанашской) и Деволской с Охридом и части Прилепской (вкл. Прилепа и Битоли) добровольно подчинилось эпирскому деспоту Михаилу II.

 

Внимательный анализ источниковых сообщений и последовавших событий, однако, показывает, что под властью болгар остались Северная и Средняя Македония до Восточнобалканских гор, Дешата, Ямы, Бистры, Буковика, Суха-Горы, Караджицы, Бабуны, Селечки, Нидже и Паяка, т.е. область Скопья, оставшаяся часть Прилепской области (с Велесом и др.), а также и Южная Метохия с Призреном, Косово—Поле и долины Болгарской Моравы и Нишавы. Неясность в соответствующем выражении из сообщения Георгия Акрополита о захваченных обоими ромейскими государствами болгарских землях в 1246 г. и использование впоследствии его текста Феодором Скутариотом и Ефремом Монахом, ввели в заблуждение авторов нынешной историографии при определении действительных территориальных потерь Болгарии в современной Македонии той эпохи.

 

Мадьяре тоже захватили часть задунайских владений Болгарии — вероятно Северинское банство, где, в целях укрепления своей власти и охраны своих границ, поселились рыцари Ордена иоаннитов (госпиталиеров). Сообщение того времени Рубрука, что „Валахия земля Асена”, указывает на то, что Тырновское царство сохранило свои владения к востоку от р. Олт.

 

Возникнувшее брожение в результате бездействия царских регентов и заключения ими в 1246 г. договора с Никеей, подтвердившего тяжелые территориальные потери, вызвало откол части бояр-противников тех. кто совершил дворцовый переворот: Калоян отделился в Средецской области, Константин Тих — в области Скопья, Яков Святослав — в Западной Стара-Планине и вероятно во Вранянской (т. е. Поморавье с Нишавским районом) области и т. д. Они отказались от подчинения власти Тырново и правили своими поместьями самостоятельно.

 

В 1252 и в следующие годы Иоанн Ватац присоединил Фессалоникский деспотат, а Прилеп с Велесом (тем временем потерянный Константином Тихим) были захвачены Эпирским деспотатом. Знатные люди Охрида, Девола, Костура, Арбанашской земли и др. тоже подчинились ему добровольно.

 

В 1252 г. царские регенты стали искать компенсации потерь путем неудачного похода против Сербии в союзе с Дубровником и после смерти Иоанна Ватаца предприняли действия против Никеи. Несмотря на поддержку населения в Родопах, Средней и Восточной Македонии, которое поднялось на восстание и добровольно присоединилось к родному государству, новый император Феодор II Ласкарис (1255—1258) отбросил болгарские войска от Юго-Восточной Фракии, отобрал почти все свои отрекшиеся от Никеи земли и заставил тырновскую власть заключить невыгодный Регинский мир в 1256 г.

 

146

 

 

На основании сведении, имеющихся у Г. Акрополита и Н. Грегора, в окружном послании императора Феодора II, а также на основании некоторых данных из поэмы Мануила Фила относительно последовавших событий обнаруживается, что было восстановлено прежнее статус-кво, а именно: Никея сохранила за собой занятые ею части Македонии (вероятно без Велеса) и Фракию, В последней области за царством остались Пловдив, Боруй (совр. Стара-Загора), Дебелт и Агатопол (совр. Ахтопол), а отошедшие от Тырново бояре сохранили свою самостоятельность.

 

В условиях растущего недовольства был совершен новый дворцовый переворот и был убит Михаил II Асен. Династический кризис прекратился с выдвижением на престол скопского боярина Константина Тиха (1257—1278). Это восстановило нарушенное единство в свободных болгарских землях, так как отделившиеся бояре западных окраин вновь признали тырновскую власть. Только устраненные претенденты на престол отняли некоторые территории: мадьярский вассал и бан Мачвы — русский Ростислав Михайлович — части Видинской и вероятно Средецкой областей, а Мицо — часть Несебыра.

 

Чтобы узаконить свою власть, новый царь женился на дочери Феодора II, внучке Ивана Асена II, и воспринял имя тырновской династии. Оба владетеля нуждались в согласии, ибо Константин Тих Асен должен был справиться с двумя претендентами на свой престол, а никейцы — в первое время с коалицией эпирцев, с сицилийским королем Манфредом и ахейским князем Вильгельмом Вилардуэном, а в дальнейшем — с Латинской империей. В то время как никейцы добились своих целей и в 1261 г. восстановили Византийскую империю в Константинополе, болгарский царь не только не воспользовался вновь вспыхнувшим соперничеством между ромеями, чтобы продолжить курс политики Ивана Асена II, направленный на их взаимное обессиливание, и восстановить первенствующее положение царства, но даже не смог получить у своих противников некоторую территорию. Мицо уединился в Несебыре, а Ростислав отстоял с помощью мадьяров северо-западные окраины — Белградскую, Браничевскую, Видинскую и Северинскую области. Вслед за смертью последнего в 1262 г. венгерский король предоставил Видин болгарскому деспоту Якову Святославу, который признал себя его вассалом, а остальные земли наследил Ростиславовый сын Бела.

 

Отношения между Болгарией и Византией ухудшились, когда Михаил VIII Палеолог ослепил своего соправителя Иоанна IV Ласкариса (брата болгарской царицы) и провозгласил себя единовластным василевсом Константинополя. Константин Тих Асен использовал вспыхнувшие в Венгрии междоусобия и внутриполитические затруднения узурпатора и начал успешные действия против империи. За следующие 1263—1264 г. византийцы, однако, не только захватили вновь Станимаку (совр. Асеновград), Вризис (совр. Пынархисар) и другие занятые болгарами крепости в Родопах и Юго-Восточной Фракии, причем Мицо уступил им Несебыр, но завладели еще Пловдивом, Агатополом, Созополом, Дебелтом, Росокастро и другими крепостями Фракийского Помория вплоть до подножия Средна-Горы. Тырновское царство, однако, закрепило за собой Боруи (совр. Стара-Загора), Дыбилин-Диампол (совр. Ямбол), Аетос (совр. Айтос) и другие крепости в Загоре и Сырнена-Горе, а также Забалканские котловины, так как их завоевание византийцами произошло позже — во время действий против Ивайло. Это видно из данных в поэме Мануила Фила. Опираясь на поддержку бояр, Яков Святослав отбросил вторгшиеся в его владения имперские войска. Во время междоусобиц в Венгрии он признал снова, хотя и временно, верховенство тырновского царя.

 

Болгария не смогла отобрать свои потерянные территории ни во время действий во Фракии как вассал татаров, ни после улаживания отношений с империей, последовавшего смерть царицы Ирины и новый династический брак Константина Тиха Асена с племянницей, дочерью сестры, Михаила VIII Палеолога. Последний вообще не выполнил своего обещания вернуть, в качестве приданого, Несебыр и Выхело-Анхиало (совр. Поморие).

 

Насильственная смерть в 1273 г. Якова Святослава и Белы, сына Ростислава, ничем не способствовала возвращению царству северо-западных окраин. В них как независимые владетели обособились другие болгарские боляре: Шишман в Видинской области, а братья Дырман и Куделин — в Белградской и Браничевской, с центром в крепости Ждрело (совр. Горняк), областях.

 

Внутреннее положение Тырновского царства усложнилось и антифеодальным движением во главе с Ивайло. После гибели в 1278 г. Константина Тиха Асена в сражении с повстанческими силами, их вождь был провозглашен царем и принялся за оборону страны от нашествий византийцев и их союзников — татар Последние, видимо, сохранили за собой часть Добруджи и задунайские земли — Большую Валахию (на востоке от р. Олт и южную часть Молдовы), ромейские войска захватили крепости в Загоре и в Забалканских котловинах, т. е. всю Фракию. После того как не смогли преодолеть старопланинскую защитную систему, они произвели десант близ Варны и в феврале 1279 г. посадили на престол в Тырново своего ставленника — сына Мицо под именем Иван Асен III. Он, однако, не смог продержаться на престоле и бежал в Византию, а болгары избрали царем Георгия I Тертера (1280—1292). В начале его правления территория государства сводилась только к нынешней Северо-Восточной Болгарии, части Добруджи. Софийской и Нишской областям, Северной и Средней Македонии, долине Болгарской (совр. Южной) Моравы, Косово-Полю с Липляном и Южной Метохии с Призреном. Как само царство, так и самостоятельные владетели Шишман, Дырман и Куделин подпали под прямую зависимость от могучего темника татарской Золотой Орды Ногая.

 

Г. Тертер принял участие в формировавшейся против Византии коалиции и в 1282 г. пропустил союзные сербские войска пройти через его юго-западные владения. Но они должны были отойти после распада коалиции и перед угрозой со стороны татар, которых вступивший на императорский престол Андроник II (1282—1338) направил против Болгарии. При отсутствии возможности расширять свое укрепляющееся государство в населенных сербами землях, которыми владела Венгрия, новый король Стефан Урош II Милутин (1282—1321) устремил взор к западным болгарским окраинам. Чтобы осуществить свои завоевательные намерения, он успешно воспользовался упадком тырновской власти и нежеланием нового византийского императора воевать. В 1383 г. сербские войска вторглись в Болгарию и заняли область Скопья, Южную Метохию и Косово-Поле, потом отняли у Византии подвластные ей в то время Дебыр и Кичево, а в следующем 1384 г. — и Пореч. Таким образом остальные болгарские владения в Македонии (Велес, Штип, Просек, Овче-Поле, Струмица, Мыглен и др.) были полностью оторваны и легко завоеваны Византией.

 

Двое братьев Неманичи правильно расчитали, что если расширят свою экспансию в болгарских землях, они не встретят сопротивления со стороны тырновского царя, потому что хан Ногай поставил его в полную зависимость от себя. Между тем, когда в 1291 г. они захватили владение Дырмана и Куделина, Георгий I Тертер

 

147

 

 

потерял и его благоволение. Единственно Шишман противопоставился и выступил в поход во внутренние области Сербии, но остался без поддержки ногаевого ставленника на болгарском престоле Смилеца (1292—1298). Лишь когда великий владетель потерял и свою столицу, хан вмешался, возвратил ее обратно ему и поставил под свою зависимость и Сербию, чтобы предотвратить ее дальнейшее укрепление.

 

При наследнике Смилеца — Иване IV Стефане, в 1299 г. Ногай погиб в сражении со своим соперником ханом Токту. Доверие победителя завоевал Феодор Святослав Тертер (1300—1322), который погубил Ногаевого сына Чака, захватившего тырновский престол. В отплату Токту вернул новому царю задунайские земли до нижнего течения Днестра с Белградом-Монкастро (совр. Белгород Днестровский). Наличие болгарской власти в нынешней Южной Бессарабии видно из некоторых генуэзских документов, из „Географии” Абулфеды и анонимного „Описания Юго-Восточной Европы” 1308 г. Анализ последнего, а также и древнерусского „Списка русских дальних и ближних городов”, показывает, что Тырновское царство в то время сохранило за собой владение Южной Молдовой и Угровалашским воеводством на востоке от Олта. Сегодняшняя Малая Валахия (на западе от той самой реки) находилась в пределах самостоятельной Видинской области Шишмана. Данные источников и следующие события указывают на то, что его власть простиралась между Карпатами (от прохода Червена-Кула, рум. Турни Рошу, до Железных ворот), Берковской, Чипровской, Врачанской и Свырлижской горами и нижним течением р. Огоста. Владение Шишмана включало и территории на левом берегу Болгарской Моравы до горы Ястребец или ее устья в Великую Мораву, а также и на правом берегу последней, к югу от Равына (совр. Чуприя).

 

Еще в первом году своего правления Феодор Святослав сорвал попытки византийского императора Андроника II Палеолога (1282—1328) посадить силой оружия своих ставленников на тырновский престол и противопоставить ему его дядю — Елтимира. Последний был самовластным владетелем Забалканской Крынекой области— между Стара-Планиной и Средна-Горой, от седловины Козница до Сливена.

 

В 1304 г. тырновский царь освободил захваченные Византией Загоре и Фракийское Поморие, причем некоторые крепости подчинились ему добровольно. За оказанную помощь Феодор Святослав уступил своему дяде Елтимиру Дыбилин (совр. Ямбол) и Лардею (вероятно близ совр. г. Стралджа). Но когда Византия в 1306 г. привлекла Елтимира на свою сторону, он отнял у него все его владение и присоединил его к царству. По заключенному договору (вероятно в 1308 г.) трасса болгаро-византийской границы во Фракии опять начиналась у Черноморского берега к югу от Агатопола (вероятно близ мыса Инеада), поднималась по хребту Странджи и ее ответвления Пединадаг, Дервентских возвышенностей, Сакара, Манастирских и Чирпанских возвышенностей и спускалась до южного подножья Средна-Горы. Византия отстояла Мидию (совр. Кыи-кьой), Визу, Скопелос (совр. Эскиполос), Адрианополь, Констанцию (совр. Симеоновград), Пловдив, Цепену (совр. Дорково), Велбыжд и завоеванные в период между 1246 и 1284 гг. части Македонии.

 

Сын Феодора Святослава, Георгий Тертер II (1322—1323) воспользовался междоусобицами в Византии и освободил Пловдив и его область, но погиб (вероятно во время похода), не оставив наследника. В наступившем междуцарствии Византия и Смилецовый брат Войсил сумели захватить территории между Тунджей и морем.

 

С избранием видинского владетеля Михаила III Шишмана Асена (1323—1330) тырновским царем началось правление второй династии Асена и прекратилось существование двух отдельных болгарских государств. Царские войска, усиленные вспомогательными отрядами из угровлахов и татар, возвратили отнятые в Северной Фракии города, но без Созопола и Пловдива, который между тем был захвачен византийским отрядом. Согласно договорам между обеими странами начала м. августа 1324 г. и весны 1328 г., граница утверждалась таким образом, что ее трасса во Фракии снова отмежевала на византийской территории Мидию, Скопелос, Адрианополь с прилегающими к нему крепостями Праватон (совр. Правади) и Вукел (совр. с. Маточина Хасковской области).

 

Михаил III Шишман не продолжил освободительное дело во Фракии, так как стремился к обеспечению союза с Византией во имя общих действий против Сербии. Пока император Андроник III созывал войска вБитоле, царь сосредоточил свои силы возле Велбыжда. Его цель была освободить захваченные Стефаном III Дечанским и его отцом территории в Македонии и помешать византийцам отстоять завоеванные земли.

 

Нарушив заключенное перемирие, 28 июля 1330 г. сербские войска неожиданно напали на часть болгарских отрядов и нанесли им поражение под современным селом Шишковци, где нашел свою смерть и тырновский владетель. Король отказался от своего намерения завоевать царство, ибо навстречу ему вышли неучаствовавшие до сих пор в бою болгарские части, и он двинулся к Македонии, откуда византийский император уже отошел. Он рассчитывал расширить свои владения в этой области так же беспрепятственно, как ему удалось овладеть Велесом, Просеком и Штипом — уступленные ему в 1328 г. местным византийским правителем — Михаилом Асеном — но не добился ничего.

 

Осенью 1330 г. император Андроник III подвергнул опустошению Фракийские пределы Болгарии и заставил города Выхело-Анхиало, Несебыр, Аетос, Ктению (неуточненное), Росокастро и Дыбилин-Диампол сдаться. Понесенные потери территорий вызвали брожение против бездействия регентов Ивана Стефана. Его сняли с престола в первые месяцы 1331 г. Бояре избрали царем племянника, сына сестры, Михаила III — Ивана Александра Асена (1331—1371) и правление царством перешло к другой ветви династии Асенов.

 

Еще весной того же года новый царь воспользовался занятостью Византии турками-османами в Малой Азии и возвратил отнятые города в Загоре и Фракийском Поморие, за исключением Несебыра. При ответном нашествии ромеев Иван Александр предложил императору мир и союз против общей угрозы — турок-османов. Из-за отказа Андроника III военные действия возобновились и он потерпел поражение при Росокастро 18 июля 1331 г. Население Несебыра и других крепостей „около Хемуса” перебило византийские гарнизоны и таким образом Поморие целиком вошло опять в состав своего родного государства.

 

Некоторое время после 1331 г. (о чем у нас имеются последние сведения относительно участия татарских вспомогательных отрядов в действиях царских войск против Византии и попытки Белаура поднять мятеж), но до 1339 г. (конца правления хана Узбека), Южная Бессарабия видимо перешла во власть последнего. Только при нем письменные и картографические источники указывают на то, что западная граница татарской Золотой Орды достигла Дуная и Вичины, т. е. его Дельты. Более приемлемым кажется, что тырновские цари все еще оставались сюзеренами (включая первое десятилетие царствования Ивана Александра) этой области, чем предположение, что болгарская власть якобы прекратилась после смерти восстановившего ее Феодора Святослава.

 

148

 

 

Болгарские войска вмешивались многократно во вновь вспыхнувшие в 1341 г. византийские междоусобицы, но приобрели скромную территориальную добычу: Пловдив с частью Северо-Западных Родоп — крепости Цепина, Кричим, Перистица (совр. Перуштица), Св. Юстина (совр. с. Устина Пловдивской области), Станимака, Аетос (на вершине Соколица, возле совр. г. Смолян), Беден и Косник (на юго-востоке от совр. г. Рудозем) — в общем счете 15.

 

Самые большие выгоды из династических раздоров и османского нашествия во Фракию извлек сербский король Стефан Душан, который воспользовался безвластием и безразличием населения к перемене чужой власти, чтобы завладеть без военных действий не только закрепленными за ромеями частями Македонии (без Фессалоники), но также и Эпиром (без Бутрота, совр. Бутринти), Этолией, Албанией (без Драча, совр. Дурыси) и почти всей Фессалией.

 

За первые полутора десятилетия правления Ивана Александра Тырновское царство обладало относительным внутренним единством, достигло известного экономического подъема и международного утверждения, а в 1344 г. и последнего возвращения частей урезанных с середины XIII в. и далее территорий После этого, однако, под воздействием ряда внутренних и внешних факторов, наступил неудержимый упадок.

 

Царство вело только оборонительные войны и начало безвозвратно терять территории: то ли ввиду своего дробления в условиях довольно продвинувшейся вперед фазы феодальных отношений, или как последствие личных политических ошибок Ивана Аександра (облагодетельствование посредством уступки прерогативов, жалование земельных владений и т.д. сродникам и крупным феодалам как отплату за оказанную помощь), то ли в результате захвата соседними странами или османским завоевателем в условиях все более усложняющейся международной обстановки. Крупные феодальные владетели, вроде Балика и его братьев из рода Тертеровых в Добрудже (еще до 1345 г.), угровалашских воевод в задунайских землях и др., постепенно укрепляли свое экономическое и политическое положение за счет ослабления центральной власти, чтобы обособиться как более или менее независимые. Не считая Византии — его исконного врага, Тырновскому царству угрожали, с одной стороны, снова Венгерское королевство, на престол которого вступил Людовик Великий (1342—1382), а с другой стороны турки-османы, которые с 1344 г. стали постоянно опустошать его пределы во Фракии

 

К 1352 г. мадьяре образовали вассальное воеводство в Молдове, в которое были включены и подвластные царству до тех пор южные части этой области и отнятые у татар территории до Днестра. В том же 1352 г. турки-османы стали воевать за свой счет и заняли первую византийскую крепость на европейском берегу, а в 1362—1364 гг. нарушили границы болгарского царства, захватив Боруй, Пловдив и другие города во Фракии.

 

Весной 1365 г. мадьярские войска поставили под свою власть Видинскую область, которой правил Иван Срацимир, провозглашенный своим отцом царем-соправителем, а в 1366 г. флот Амедея VI Савойского завладел болгарскими портами на Черноморье к югу от Варны и в следующем году передал их византийцам. Как возмещение за оказанную помощь при возрващении Видинской области в 1369 г. Иван Александр уступил добруджанским владетелям Варну, а угровалашскому воеводе задунайские территории на запад от Олта (совр. Малая Валахия, или Мунтения).

 

Традиционное для пограничных областей самоуправление Угровалашского воеводства вероятно было расширено, когда Иван Александр уступил некоторые прерогативы своему тестю Иванко Бесарабу. Он, однако, остался сюзереном воеводства, потому что по данным грамоты Раду I продолжил собирать таможенные пошлины в Рукере у прохода Бран в Карпатах, а его сын Иван Шишман, по османским и западным письменным источникам, до конца своего царствования владел крепостями на левом берегу Дуная — Холывником (совр. Турну-Мыгуреле) и Малым Иорговым (совр. Гюргево, или Джурджу). Через них он мог упражнять контроль над воеводством, которое, вероятно, объявило свою самостоятельность только в его правлении.

 

После смерти Ивана Александра в 1371 г. Иван Срацимир не признал власти своего полубрата Ивана Шишмана (посаженного на тырновский престол их отцом) и провозгласился независимым царем в Видинской области.

 

Разложительный процесс не миновал и остальные балканские государства, особенно краткосрочное Стефан-Душановое царство. Оно распалось окончательно непосредственно после его смерти в 1355 г., ввиду разнородности своего этнического состава и отсутствия государственной традиции.

 

Наиболее явным было дробление в западных болгарских землях, захваченных первоначально ромеями, а впоследствии — Сербией. В Македонии обособились как самостоятельные владетели Вылкашин ( в ее северной и средней частях с центром Прилеп); его брат Иван Углеша (в Беломорской Македонии с Халкидическим полуостровом и в Юго-Западной Фракии до Марицы, со столицей Сяр); братья Деяновых (в Северо-Восточной Македонии с главным городом Велбыжд); Андрей Гропа (в Охриде и его области); Богдан (в низовьях Вардара с центром Женско, совр. Гинекокастрон); Хлапен (в Южной Македонии, с центром Воден) и др. В Браничево провозгласил себя независимым владетелем Радич Бранкович, а в Призрене и Косово — Вук Бранкович.

 

Феодальное раздробление земель, населенных самой многочисленной тогда народностью на Балканах — болгарами — оказалось роковым для всей Юго-Восточой Европы, ибо оно помешало им дать дружный отпор врагу. Оно отразилось отрицательно и на создании общебалканского фронта против османо-турецкого завоевателя. Успехом последнего немало способствовали и взаимное недоверие, и себялюбивые интересы отдельных феодальных владетелей. Они не добились существенных результатов в борьбе против султанов, так как действовали врознь или в ограниченных по охвату союзах.

 

Поражение под Черноменом 26 сентября 1371 г. Вылкашина и Углеши, которые оказались без действительной помощи со стороны других христианских владетелей, привело к порабощению Южной Македонии и Фракии, а также и к подпадению под зависимость от султана Видинского, Добруджанского, Велбыждского и Прилепского владетелей, а немного позже — и тырновского царя, и византийского императора.

 

Отсутствие сговора сделало невозможным использование победы близ Плочника объединенных сил сербского князя Лазаря, боснийского короля Твырдко, тырновского царя Ивана Шишмана и карвунского деспота Иванко для предотвращения новых завоеваний османов. Еще в следующем году Мурад I сосредоточил свои силы против тырновского царства, которое, независимо от потерь, оставалось, наряду с Византийской империей, самым большим государством на Балканах. Турки-османы смогли расширить свои завоевания и в Мизии, занимая некоторые крепости в современной Северо-Восточной Болгарии и направили свой удар и на владения добруджанского деспота Иванко. Угровалашскому воеводе Мирчо скоро пришлось заменить свою зависимость от тырновского царя зависимостью от

 

149

 

 

султана, и он стал действовать в тылу Ивану Шишману. Он отнял у него важную крепость Дрыстр (совр. Силистра), но не успел закрепить ее за собой и еще в 1391 г. был вынужден уступить ее султану, который превратил эту крепость в центр первого османского эялета на север от Стара-Планины.

 

Поражение в 1389 г. сербов и босняков на Косово-Поле поставило и их владетелей под султанскую зависимость, освободило силы Баязида I против Тырновского царства и открыло им уже путь к Венгрии. Это заставило ее короля Сигизмунда (1387—1437) заключить союз с Иваном Шишманом и с отрекшимся от султана угровалашским воеводой.

 

Весной 1393 г. султанские войска взяли Тырново, а царь удалился в Никопольскую крепость, чтобы выждать там своего венгерского союзника. Баязид I, с помощью своих вассалов (сербского владетеля Лазаря, прилепского — Марко, велбыждского — Константина и др.), справился с воеводой Мирчо при Ровине, 17 мая 1395 г., после чего двинулся на Никопол, где 3 июня 1395 г. погубил царя Ивана Шишмана.

 

Тырновское царство было захвачено целиком вместе с территорией, подвластной деспоту Иванко в Добрудже. Султан присоединил также и земли велбыждского и прилепского владетелей, погибших под Ровином.

 

Запоздалый крестовый поход, во главе с королем Сигизмундом, против османских завоевателей закончился поражением возле Никопола 26 сентября 1396 г. Немного спустя султан Баязид покорил и Видинское царство, владетель которого — Иван Срацимир — отбросил зависимость от султана во время наступления христианских сил и включился в борьбу за изгнание турок-османов с Балканов. С уничтожением Вндинского царства прекратилось свободное существование последней части средневекового болгарского царства и оно сошло со сцены истории почти на пять веков.

 

[Previous] [Next]

[Back to Index]