Люлка на старата и новата българска писменост

акад. Емил Георгиев

 

Емил Георгиев

 

Колыбель древней и новой болгарской письменности

(Вместо резюме)

 

Видный советский ученый-славист профессор А. М. Селищев назвал Македонию „колыбелью древней и новой болгарской письменности”. Это определение правильно и точно. Однако оно должно быть развернуто и доказано соответствующими бесспорными и многочисленными фактами, постольку поскольку оно имеет своим стремлением защиту великой истины: для того чтобы заслуженно получить данное ей наименование, эта земля должна была быть населена сознательным болгарским населением, населением, которое было в состоянии созидать болгарскую народную и национальную культуру и деятельно участвовать в единой жизни болгарского народа.

 

Настоящий труд посвящен этой правде. Автор должен признать, что его задача не была особенно трудной. Не была трудной, ибо факты, на которых она зиждется, многочисленны и при этом не нуждаются в каком-либо особенно углубленном комментировании. Они струятся почти со всякой страницы нашей древней и новой литературы, создаваемой преданными сынами народа в важнейшие моменты его исторического бытия. Встречаются часто и в трудах крупных инославянских ученых и писателей.

 

Иностранный читатель, знакомящийся с ними, был бы удивлен их многочисленностью и несомненно спросил бы: „А почему именно Македония должна была стать „колыбелью древней и новой болгарской письменности?” И на этот вопрос нетрудно ответить. Древнеболгарская письменность должна была возникнуть в Македонии, потому что Солунский залив, врезывающийся в нее, был вратами культуры христианского средновековья. И потому было естественно, что творцы древнеболгарской письменности — Константин-Кирилл Философ, Мефодий и Климент Охридски произошли именно из этой страны. Расположенной близ Солунского залива, к которому устремилась торговля нового

 

345

 

 

времени, и на пути к Вене и другим торговым и культурным центрам, Македонии суждено было стать „колыбелью” и болгарского Возрождения, творцов новой болгарской письменности — Христофора Жефаровича, Паисия Хилендарского, Иоакима Кыр-човского, .Кирилла Пейчиновича, Неофита Рыльского, братьев Миладиновых и других. А для того, чтобы быть „древнеболгарской” и „новоболгарской”, письменность в Македонии должна была создаваться болгарами, население македонской земли должно было быть болгарским.

 

В заключение следует отметить: если резюме должно показать результаты труда, то в данном случае мы можем сравнить их с горными вершинами Македонии — высокими и неразрушимыми! Кто бы осмелился не видеть и разрушить их? И можно ли назвать ученым того, кто не видит и пытается разрушить их? Что касается обыкновенного читателя, то он хорошо видит вершины гор и не пытается их разрушить.

 

 

[Previous] [Next]

[Back to Index]